Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Острый угол: Aрхив за январь 2008 года

Деда Мороза заказывали? (Неоконченная пьеса из будней современного Сарова)

16 января 2008г., 12:53
Действующие лица: Журналист; Начальник ФСКН России по Нижегородской области в г.Саров; Снегурочка (переодетый эксперт); Дед Мороз (переодетый сыщик); Другие сыщики; Следователь; Двое в начищенных ботинках (таинственные личности, о принадлежности которых автор умалчивает); Наркоторговка (молодая истеричная особа); Мать наркоторговки; Подружка матери; Мужчина с зажигалкой; Зевака; Врачи «Скорой помощи»; Женщина с платком. Действие первое. Обычный саровский двор, обычный подъезд обычного четырехэтажного дома, фасадной стороной глядящего на центральную шумную улицу, расцвеченную новогодними гирляндами, а другой – на тихий сквозной двор с редкими прохожими. Середина дня. В легковушке у подъезда пятеро: журналист, водитель, начальник и двое в начищенных ботинках. Начальник (театрально, не поворачивая назад головы и отложив газетку): - Господа офицеры, ваш выход! Двое в начищенных ботинках, сидевших на заднем сиденье машины, как по команде, открыли двери и скрылись в темном подъезде, оставив томиться в машине всех остальных. Все трое не сводили глаз с дверей подъезда и молчали – каждый о своем. «Интересно, кто эти двое?» – размышлял журналист, вспоминая скрывшихся незнакомцев, всю дорогу теснивших его на заднем сиденье с обеих сторон. Вспомнил, как в машине «жарила» нестерпимо печка. Наконец, один из двоих не вытерпел и сделал водителю замечание: мол, хочешь сварить из нас «яйца всмятку»?.. На гастрономическую тему его потянуло из-за голода. Он так и сказал: дескать, еще немного, и случится голодный обморок. Его никто не поддержал. Говорили вообще мало и все время о какой-то ерунде: сначала вяло обсудили какие-то новинки в мире машин, затем перешли на частности. Голодный «говорун» вдруг вспомнил историю о том, как мужик купил машину с бандитских рук, а когда у него забарахлила печка, он ее открыл и обнаружил «пачку бабосов»… Разговор никто не поддержал, и рассказчик «переключился» на сидящий рядом объект. - Наверное, в снег не проваливаются? – спросил он у журналиста, вдруг заинтересовавшись его ботинками. - Проваливаются, – доверчиво откликнулся их хозяин. И тут его взгляд упал вниз, туда, где по обе стороны от его видавших виды потертых «бахил» на коврике теснились модельные, аккуратные ботинки. Начищенные, как офицерские сапоги. На их фоне старые ботинки выглядели так, словно их донашивали после бомжа. - А еще и промокают, – буркнул журналист, наконец-то оторвав взгляд от пола. На этом промтоварная тема была закрыта. Авторская ремарка. «Если эти двое в… ботинках не из наркополиции, тогда откуда? – продолжал размышлять журналист, грустно наблюдая из окна машины за дверями подъезда, давно поглотившими двух в гражданском. Возможно, газетчику тоже хотелось кушать, возможно, его удручала мысль, далекая от грядущих событий: до Нового года остались считанные часы, а не куплен ни один подарок, не куплена ни одна «палка» колбасы для праздничного стола. И вместо того, чтобы бегать сейчас по магазинам, как все нормальные люди, приходится сидеть в душной машине и выслушивать скучные разговоры… Начальник (вскидывая к уху резко зазвонивший сотовый телефон): - Да? - Понятых в квартиру! – в маленькой трубке заорали так громко, что слышно было даже на заднем сиденье машины. Все бросились к подъезду. И в тот самый момент, когда рука уже схватилась за ручку двери, она вдруг распахнулась и выплюнула на улицу сначала Деда Мороза, за ним и Снегурочку. Секундная немая сцена. Все разом: - Ой! Дед Мороз (возбужденно поправляя съехавшую набок бороденку-мочалку): - Скорее наверх! Наши уже в квартире… Начальник и водитель рванули вверх по лестнице, прокладывая путь журналисту. Действие второе. Часом раньше. Тот же подъезд, верхний этаж, дверь в квартиру. Дед Мороз давит кнопку звонка. Через минуту из-за двери раздается женский голос. - Кто там? - Деда Мороза вызывали? – как можно ласковее поинтересуется Дед Мороз. В одной руке он держит бутафорский посох, а в другой мешок якобы с подарками. К его плечу прижалась Снегурочка с гидроперидной косой, перекинутой через плечо. Оба улыбаются, глядя прямо перед собой в близорукий «глазок» чужой двери. Из-за двери звучит слегка растерянно голос: - Мы не вызывали никого. - Как не вызывали?! – возмущается «человеческим» голосом Дед Мороз. – А у нас квитанция!.. Распишитесь. Раздается щелчок – дверь приоткрывается. Через секунду парочка с квитанцией уже в прихожей квартиры, а вслед за ней и все сыщики из наркополиции, прятавшиеся на лестнице. Тем временем в машине. Начальник неторопливо рассказывает журналисту предысторию. - Восемь месяцев готовилась операция по задержанию подозреваемой в сбыте наркотиков – пока искали к ней нужные пути-дорожки, пока усыпляли ее бдительность. В общем, когда все уже было готово, когда уже была проведена «проверочная закупка» наркотика, перед нами встал вопрос: как попасть в квартиру? Сама хозяйка, естественно, дверь моим сотрудникам не откроет – их в городе знает в лицо «каждая собака». Нужен был какой-то нестандартный подход. Идея пришла буквально ночью перед операцией: на носу Новый год, по домам и квартирам шляются сине-красные Деды Морозы со Снегурочками. Я спросил: кто будет Снегурочкой? И все тут же посмотрели на нашу молоденькую сотрудницу – эксперта наркополиции… Журналист: - Ночью? Вы сказали, что ночью пришла идея… Получается, ваши не спали?.. Начальник: - Двое суток перед операцией… Действие третье. В однокомнатной квартире настолько тесно, что пятерым полицейским и двум понятым не повернуться, чтобы не задеть что-то или кого-то. Хозяйка квартиры – особа двадцати лет с хвостиком – военнослужащая, ее мать, подружка – все трое кричат по поводу визита незваных «гостей». Старшая среди них бегает по комнате и возмущенно требует ответа: дескать, зачем врываться и топтать ее ногами? Да, ногами! И топтать! Сыщик (тоном доктора-психиатра): - Но вы же меня за ногу укусили. Сейчас вот пойду и сниму телесные повреждения… Однако «кусачая» стоит на своем, найдя горячую поддержку у дочери. Она зло ругается, брызгая слюной, довольно быстро перейдя на откровенную, нецензурную брань. Уши присутствующих, конечно, «не сворачиваются» (и не такое слышали!), но явно краснеют. Одновременно с матерящейся особой бубнит подружка, что-то требуя от сыщиков. Они деликатно пытаются успокоить женщин, положить конец бабскому ору. Первой, кажется, вняла мать особы. Со словами: мол, все, я ухожу на работу – она драматично схватилась за сердце одной рукой, другой как бы нечаянно набросила полушубок на стол, явно пытаясь что-то прикрыть. Через несколько минут под ним и обнаружились первые два пакетика с каким-то белым веществом. «Наркотик, – догадался журналист. – Как же все просто: стол, на нем обычные домашние вещи – шпильки, детские игрушки. И тут же наркотик. Их хозяйка – мать малолетнего малыша. Как выглядят пакетики с белым веществом, он, получается, знает уже сейчас. Господи, что же с ними будет?..» Следователь (поворачиваясь к молодой особе): - Что это? Молодая особа (невинно пожимая плечами): - Не знаю. Не мое. Следующую партию аккуратно расфасованной наркоты сыщики обнаруживают в обычном пластиковом пакете, выудив его из кучи барахла. Маленькая комната завалена вещами, игрушками, постельным бельем, свертками. И все это сыщики терпеливо перетряхивают, тщательно прощупывают. Через час у журналиста от мелькания бесчисленных пакетов, коробок, коробочек голова пошла кругом. Казалось, этому не будет конца. И правду говорят: женщина может сделать из ничего три вещи – салат, платье и… бардак. В это время с хозяйкой начинается истерика: от крика она перешла к ярости: - Пристегните меня наручниками к батарее! Двое в ботинках быстро успокаивают ее, и обыск продолжается. Подружка матери (не выдерживая): - Ну, обыщите меня! Следователь (флегматично): - Надо будет – обыщем. Особа (обращается к сыщику, аккуратно раскладывающему на журнальном столике содержимое женской сумочки): - Сложите все назад! Следователь (флегматично): - Не волнуйтесь так. Надо будет – и даже пол вскроем. Подружка (с вызовом): - Я беременная. У меня справка есть. Кто будет смотреть меня? Вы? (Упирается она взглядом в девушку-эксперта.) Вы гинеколог? Снегурочка-эксперт: - А при чем тут гинеколог? - Ну, а как же! Два года назад в какой-то газете писали о том, как поймали девушку с наркотиками и потом ее у гинеколога смотрели. Следователь (не теряя терпения): - Успокойтесь. Надеюсь, нам не придется прибегать к услугам гинеколога. Мать особы (заметившая вдруг в квартире журналиста): - А вы, вообще-то, имеете отношение к наркоконтролю? Авторская ремарка. Конечно, журналист мог, вообще-то, и не отвечать или сделать вид, что не слышит вопроса. В конце концов мог и струхнуть, и его бы за это никто не посмел осудить, когда на столе уже лежат только что найденные в квартире тридцать пакетиков с сильно действующим наркотиком, который ровно в сто раз сильнее героина, а рядом с ними – боеприпасы к огнестрельному оружию, пачка «меченых» денег, на которые была сделана «проверочная закупка» наркоты… Говорят, что наркотики не пахнут. Пахнут. Страхом. Смертью. От этого запаха мутит до блевотины, до крови, до боли в скулах, до нарастающего в ушах звона. Слаб. Человек слаб. Однажды попробовав, он уже не может отказаться от наркотиков. Человек становится наркоманом. Убийцей он становится, когда начинает продавать смерть другим. А если он продает наркотики, а сам себя – любимого – бережет? Ведь сам он не колется, потому что знает, потому что помнит всегда, каждую минуту, секунду: стоит хоть раз попробовать и все – конец. Он боится за свою жизнь. Другие он обменивает на деньги. Он продает смерть «дозами». Метамфетамин – это гораздо страшнее, чем героин. Он убивает быстро и наверняка. Достаточно одного раза. Тридцать плотно заклеенных пакетиков, и в каждом из них сотни невыпущенных чьих-то смертей. Если бы операция наркополицейских провалилась, все это разошлось по рукам наркоманов. Они чьи-то дети, у них тоже есть матери – обреченные на нечеловеческие муки заживо, без болеутоляющего, в отличие от их детей-наркоманов… Журналист: - Я имею отношение к стране, в которой живу. Действие четвертое. Новогодняя ночь. Слышны звуки взрывающихся петард, в черном небе «распускаются» фантастической красоты фейерверки, издалека доносится громкое «Ура!». Крыльцо подъезда. Мужчина трясущимися руками пытается закурить, но зажигалка «заедает». Рядом с ним, похлопывая себя руками по бокам, пританцовывает на морозе зевака. Зевака: - Что там? (кивает в сторону темного подъезда.) Мужчина с зажигалкой: - Да парень какой-то, понимаешь, па-ре-нь! Мальчишка! Я иду, а он лежит. Я его потрогал, а он, кажется, даже… не дышит. Я его потеребил, а он ни звука. Только вот – шприц выкатился… Зевака: - Надо «Скорую» вызвать… - Да я уже вызвал… Вот и она – «Скорая»! Из машины «Скорой помощи» выходят люди в белых халатах и быстро входят в подъезд. На крыльце все тот же мужчина и зевака. К подъезду подбегает женщина, в руке у нее платок. Женщина: - Мальчишку тут не видели? Подростка лет четырнадцати?.. Мужчина: - Тут в подъезде какой-то… лежит… Из подъезда выходят санитары с носилками, покрытми белой простыней. Из-под простыни видна только тонкая кисть. Женщина бросается к носилкам, выдыхает: - Олег! Жив?! Человек в белом халате пристально вглядывается в измученное лицо женщины: - Понимаете (тяжело, подбирая каждое слово), возможно, передозировка… Не успели… Где-то почти рядом взрывается петарда, и звездное небо пронзают неоновые иглы праздничного фейерверка. Действие пятое. Начало нового 2008 года. Утро. В кабинете начальника наркоконтроля сам начальник, «Дед Мороз» и журналист (кстати, в новеньких скрипучих ботинках). Сидят и пьют горячий кофе. Начальник (продолжая разговор): - …В отношении задержанной возбуждено сразу четыре уголовных дела: за сбыт наркотиков и незаконное хранение боеприпасов. Журналист: - Она призналась все-таки или нет? - У нас так, – начальник отпил из чашки, – чем меньше наши «клиенты» говорят, тем суровее их ждет наказание… Только по одной из трех статей, по которым возбуждены уголовные дела в отношении задержанной, предусмотрено наказание от восьми до двадцати лет… Сыщик (бывший «Дед Мороз»): - Ну, конечно, на восемьдесят лет ее никто не осудит. Но… она знала, на что идет… И, вообще, за наркотики сейчас (стучит по столу костяшкой пальца) дают больше, чем за убийство. Журналист: - Ну, теперь город вздохнет немножко посвободнее? Начальник (задумчиво закуривая): - Вряд ли. На одно освободившееся место наркоторговца претендуют сразу двое желающих… Авторская ремарка. Продолжение следует?.. Информация к размышлению Метамфетамин или кратко «мет» (meth, отечественное название Первитин, Винт) – это опасный, смертельный и не поддающийся прогнозированию синтетический наркотик. Мет также известен, как «скорость», «лёд» и «кристалл». Как и кокаин, мет является сильнодействующим возбуждающим средством для центральной нервной системы. Метамфетамин развивает сильное пристрастие с первого раза. По оценкам ООН, объемы производства амфетаминовых стимуляторов, включая метамфетамин, составляют 500 тонн в год. В России, по данным правоохранительных органов, в общей структуре наркотиков, которые изготавливаются и употребляются в наркопритонах, 52% занимает первитин, 41% – героин, 7% – марихуана. Усиление борьбы с распространением наркотиков растительного происхождения, а также относительная дороговизна героина создали условия для развития незаконного кустарного производства первитина, пользующегося большим спросом в молодежной среде. Первитин – это отечественное название метамфетамина. Он запрещен законом и относится к классу кокаина и других мощных «уличных» наркотиков. Наиболее распространенные «уличные» названия: винт, лед, фен, меф, амфа, фенамин, феня, мел, скорость и спид. Да, стоит первитин дешево. Как утверждают специалисты, его приготовление – совсем не сложная наука. Однако при его производстве используются опасные химические соединения, которые взрывоопасны. Из-за того, что используемые ингредиенты испаряются, а также из-за того, что изготовители первитина сами являются наркоманами и дезориентированы, очень часто они сильно обгорают и калечатся или даже погибают, когда их «варево» взрывается. Подобные несчастные случаи подвергают опасности соседей в близлежащих домах и других зданиях. В нелегальных лабораториях производится также множество токсичных отходов: при производстве 1 килограмма наркотика получается 5 килограммов отходов. Люди, имеющие доступ к этим отходам, могут отравиться и заболеть. Первитин чаще всего употребляется на вечеринках, в ночных клубах как «клубный наркотик». Это опасный и мощный химический препарат. Как и все наркотики, он сначала действует как стимулятор, но потом начинает стремительно разрушать тело. Он наносит серьезный урон здоровью, включая потерю памяти, агрессию, психотическое поведение, поражения сердечно-сосудистой системы и повреждения мозга. Первитин сжигает ресурсы тела, быстро создавая истощающую зависимость, которую можно облегчить, только приняв дополнительную дозу. После того, как наркотик перестает оказывать воздействие, наркоманы испытывают спад, физический и умственный слом. После долгого приема приглушается естественное чувство голода, и человек сильно худеет. К отрицательным последствиям также относятся неспокойный сон, гиперактивность, тошнота, иллюзия всесильности, повышение агрессивности и раздражительность. Другие вызывающие беспокойство проявления – это бессонница, замешательство, галлюцинации, чувство тревоги, паранойя, желание на кого-то напасть. Зачастую первитин вызывает сильные конвульсии, доводящие до смерти. Продолжительный прием первитина приводит к необратимым последствиям. Чрезмерное повышение кровяного давления и пульса разрушает кровеносные сосуды, каналы в мозге, что может вызвать инсульт. Неравномерное сердцебиение может вызвать сердечный приступ. Серьезно повреждаются печень, почки и легкие. Даже у тех, кто перестал принимать первитин, наблюдаются провалы в памяти и резкие перепады настроения. Наркоманов со стажем часто называют «винтовые». Все их существование посвящено предотвращению отходняка, болезненного ухода от наркотического возбуждения. Но, как и с другими наркотиками, теперь для получения такого же удовольствия требуется увеличить дозу, что заставляет наркомана пускаться во все тяжкие ради новой порции первитина. Любые наркотики, по сути, являются ядами. Но метамфетамин (или первитин) обладает еще одним побочным действием: он воздействует непосредственно на разум. В конце концов человек все равно оказывается перед выбором: либо отказаться от наркотиков для того, чтобы жить, либо… Но, как правило, часто бывает уже слишком поздно.
Елена Кривцова

Просмотров: 2616. Прокомментировать

Надежда на завтра

30 января 2008г., 12:14
Что такое наркомания? Болезнь? Но ведь не просто болезнь, а социальная болезнь! Что еще? Чума XXI века? Возможно, но чума, от которой еще не придумана вакцина! Еще?.. Проблема?.. Огромная проблема?.. Это – все?! На самом деле далеко не многие понимают до конца, что такое наркомания. А для того, чтобы бороться с каким-то явлением, о нем нужно знать все. Так вот, наркомания – это, прежде всего, бизнес. Причем, мощнейший бизнес. Это деньги. Причем, огромные. Деньги, которые перевешивают усилия целых правительств. Бюджет «наркопромышленности» гораздо значительнее, чем бюджет иных стран. А деньги – это власть. Причем, безграничная. А теперь давайте нарисуем себе такую картину: с одной стороны стоит маленький, тщедушный пятнадцатилетний пацан, ничего не смыслящий в жизни, задолбанный телевизором, тупыми глянцевыми журнальчиками типа «Молоток». А с другой стороны – громила с квадратной челюстью, тусклым взглядом и единственной мыслью в черепной коробке: «Деньги». И хорошо, если за хилым пацаном стоят хотя бы родители, потому что за громилой стоит целая система: теневой наркобизнес, машина с продажными политиками, купленными ментами, трусливым судом и бессильными чиновниками. Ну, и как вам? Угадаем с первого раза, на чьей стороне сила?! «Меня зовут Даша. Я – наркоманка… Мне было одиннадцать лет, когда в одной компании я впервые попробовала алкоголь. Мне казалось, что это круто: я – взрослая, я самостоятельная, могу делать все, что хочу. Из любопытства я впервые попробовала «травку». Понравилось… Когда мне пытались сказать, что «трава» – это плохо, я доказывала: все – ерунда, «травка» – это не наркотик, это – не порошок! И потом, я не такая, как все, потому что я всегда смогу остановиться. Помню, у меня был журнал «Крестьянка» и в нем была статья про наркоманов, про девушку, которая рассказывала, как она «кумарит»… Статья задела. Я схватила телефон и прочитала все от начала до конца одному мальчику-наркоману. В тот момент даже не подозревала, что эта статья про меня!.. Я не понимала, что со мной происходит, что я уже ловлю кайф от «плана». Помню, что в то время у меня была наркоманская мечта: когда я стану старенькой бабушкой, куплю себе домик в красивой деревне, буду сидеть в кресле-качалке и курить. Столько, сколько хочу, потому что я буду взрослой и куплю себе целый пакет «травы»!.. В пятнадцать лет я перешла на героин и скоро «села на систему». Нет, я не ходила, как все наркоманы, в грязной одежде, я еще не была такой, как они… Я искренне верила в то, что брошу наркотики, как только захочу, ведь я просто расслабляюсь. Когда поняла, что это был самообман, было уже поздно… Заработала себе гепатит. Лечилась. Пыталась выкарабкаться, но… У меня начались проблемы. В конце концов меня выгнали из школы. Родители боролись за меня, возили по врачам, больницам, запирали дома. Но меня не удерживали никакие стены. Мне было всего шестнадцать лет, а я убегала и не приходила домой по неделям. Где я, что со мной? – родители теряли голову. Я ведь могла сдохнуть где-нибудь в подъезде, в подвале, и никто бы не помог… Но мне было все равно, что со мной. Главное – наркотик и где взять деньги. Я начала воровать. Отовсюду: из магазинов, из чьих-то квартир… В мою жизнь плотно вошел криминал, и начались проблемы с милицией… Я дошла до того, что уже весь город знал меня как воровку. Я входила в магазин, а за мной начинали следить… То, что я наркоманка, можно было понять по одному моему виду: я по неделям не мыла голову, ходила зимой и летом в одних дырявых кроссовках, вся в прыщах, в язвах… Кровь была уже настолько отравлена наркотиком, что начали отказывать все органы, печень увеличилась… Я не могла пить лекарства, потому что, как только я их принимала, поднималась высокая температура. Доходило до того, что я ползком добиралась до туалета и там падала обессиленная. У меня есть младший брат. Когда он видел меня в таком виде, он плакал от страха… В общем, я дошла до того, что весила сорок семь килограммов… И все равно не останавливалась. Когда я вынесла из дома – своего и чужого – все вещи, родители меня выгнали… Через четыре года у меня уже не было сил, чтобы встать с кровати для того, чтобы пойти и украсть на новую «дозу»… Помню, на улице была зима, а я – в рваных кроссовках, на мне болтается тулуп столетней давности, и у меня – «кумар». Денег на наркотики нет, и, где их взять, я не знала. Идти мне было некуда… Я легла в каком-то темном подъезде на бетонный пол и начала молить бога, чтобы он забрал меня к себе… Но он все не забирал и не забирал. И тогда я поняла, что не нужна даже ему… Потом я оказалась в психиатрическом отделении. Там меня стали «закалывать», и не знаю, что произошло, но у меня отказали почки. Попала в реанимацию. Два дня находилась без сознания, а когда пришла в себя, первое, что сделала – попросила у медсестры телефон. Сказала: хочу позвонить маме. Но я обманула. Я позвонила «барыге». Даже стоя одной ногой на том свете, я думала только об одном – где достать наркотик?! То есть, хочу сказать, что я уже давно стала наркоманкой, пережившей не одну ломку, наркоманкой, опустившейся на самое дно, и только там, в двух шагах от пропасти, я поняла, что больше так не могу. Но чтобы покончить с наркотиками, меня нужно было либо пристрелить, либо пустить под нож для того, чтобы пересадить мозг… К тому времени я уже была судима, меня даже «закрывали» до суда. Я поняла, что выход только один… И тут я встретила человека из общества анонимных наркоманов. Он уже выздоравливал, он улыбался, он радовался жизни... Я не верила, что такое возможно, не верила, что смогу бросить наркотики, потому что на мне уже везде поставили крест. Но… Сначала на собрание группы анонимных наркоманов пошла моя мама. Она пришла домой, рассказала мне обо всем. И, наконец, я тоже пошла… И вот, сегодня я живу без наркотиков – «чистой» – уже месяц не употребляю их… Надолго ли меня хватит? Не знаю, я не знаю, что будет со мной завтра. Знаю только одно: сегодня, сейчас, в эту секунду я – живу, как все нормальные люди… Я – живу…» Что такое наркомания? Мясорубка, которая безжалостно перемалывает жизни Даши и еще многих и многих других, бессильных перед ней. Кто остановит эту мясорубку? Уж, конечно, не эта горстка отчаявшихся, но снова почувствовавших надежду ребят из саровского общества анонимных наркоманов (АН). Им, по сути дела, повезло. Они могут сказать: «Я живу!» Но сколько таких от той неисчислимой армии втянутых в наркобизнес? И сколько еще будет втянуто?.. Из официальной сводки Саровского ФСКН России по Нижегородской области: «Благодаря публикации газеты «Саров» сотрудники Саровского МРО УФСКН России по Нижегородской области получили информацию о том, что в Вознесенском районе сбывают наркотики. Информация была проверена, и 6 декабря 2007 года в Вознесенском районе был задержан мужчина, который занимался сбытом наркотических средств. Во время задержания было изъято более 3-х кг марихуаны. По данному факту возбуждено уголовное дело. 12 декабря на КПП-3 г.Саров был задержан гражданин. При нем находилось более 3-х граммов героина. Возбуждено уголовное дело. Всего за 2007 год Саровским МРО УФСКН России по Нижегородской области было привлечено к уголовной ответственности по статье 228 ч.1 «хранение наркотических средств» 9 человек; по статье 231 «незаконное культивирование наркотикосодержащих растений» – 3 человека. Также выявлено 25 фактов сбыта наркотических средств. По всем эпизодам возбуждены уголовные дела. Всего за период 2007 года было возбуждено 37 уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Из незаконного оборота наркотических средств изъято: марихуаны – 3 кг 170 г, героина – 39,112 г, метамфетамина – 23 г, боеприпасов к огнестрельному оружию – 35 патронов, маковой соломки – 187 г. На все обращения граждан сотрудники Саровского МРО УФСКН России по Нижегородской области отреагировали, по сообщениям проводились проверки и задерживались лица, по которым возбуждались уголовные дела». «Меня зовут Федор. Я наркоман… Родился в отличной семье, родители не пьют, не курят. А меня всю жизнь тянуло, как сейчас понимаю, к блатной романтике. И наркотики попробовал впервые даже не задумываясь. Как сейчас помню, было первое сентября, десятый класс, «травка». Мне понравилось, и с этого дня начал употреблять регулярно: где-то алкоголь, где-то «план». Через три года я перешел на героин. Тогда это было модно, мне казалось , что я живу красивой жизнью… Когда «розовый период» прошел, у меня начались проблемы. А я уже не мог отказаться от наркотиков, я уже был на крючке у барыг. Если проще, то я оказался, сам того не замечая, рабом. Начался криминал, из-за чего я получил две судимости. Но эти судимости – это только то, что смогла обнаружить милиция. Сколько на самом деле у меня было шансов попасть на скамью подсудимых, знаю только я… Занимался всем: воровал, обманывал, какое-то время приторговывал втихаря. Из дома тащил все. И даже то, что, как я сейчас понимаю, было самым дорогим – не в смысле цены – для самого близкого мне человека… Сказать, что стал подонком, значит, ничего не сказать. Если не было наркотика, я доставал алкоголь для того, чтобы хоть как-то двигаться, спать, жить. На работе на меня смотрели как на какое-то животное. Заслуженно, потому что от меня не было никакого толка… Тут недавно в кладовке я нашел старый, выцветший пуховик, который я не снимал, когда таскался везде. Я его увидел, и мне аж плохо стало… Я помню, что у меня была надежда, что я все-таки смогу завязать с наркотиками. Но все время откладывал на завтра. Все завтра. А когда наступало это завтра, у меня не хватало сил сделать то, что я решил вчера, и все начиналось сначала: искал деньги, покупал «дозу», кололс Наконец, дошел до того, что пил таблетки, покрывался весь сыпью, и все для того, чтобы снять ломку. Я все перепробовал ради того, чтобы «соскочить». Ничего не помогало. В итоге я попал в дурдом… Как вспомню, так плохо становится. Меня там до такой степени «закололи», что я чуть не стал идиотом. Меня привязывали, со мной обращались так, как будто я не человек... А потом получилось так, что я попал к анонимным наркоманам. Первое, что я почувствовал, – это тепло. Обыкновенное человеческое тепло. В меня никто не тыкал, меня никто не унижал. Я был своим среди своих. Сначала мне дико было слышать, что они вообще держатся без наркотиков. А ведь у всех были разные сроки: кто-то жил «чистым» месяц, кто-то – год, кто-то – по восемь лет! Я не верил, но в душе все закипело: а вдруг это мой шанс? Я был готов на все, лишь бы научиться жить без наркотиков… И сегодня я благодарен тем людям за то, что сегодня живу, за то, что я хоть и наркоман (это – на всю жизнь), но выздоравливающий… Моя жизнь разделилась на две части: до и после…» Прежде чем «выйти из подполья» и провести в своей группе анонимных наркоманов открытое собрание с привлечением общественности – прессы, специалистов, врачей, ребята долго и очень трудно решались на этот шаг. Да, для них это был поступок, потому что обнажить всю подноготную – на такое решится далеко не каждый. Открыться, значит, остаться беззащитным. Вопрос: перед кем? Главным образом – перед обществом, которое в массе своей оказалось не на стороне выздоравливающих наркоманов. Они пытаются вернуться в нормальную жизнь, пытаются склеить разбитые судьбы, начать все сначала. Вот тут-то им и нужна помощь общества, которое в свое время не смогло защитить их от наркотиков. И что же? Проблема трудоустройства – одна из главных проблем в новой жизни ребят из группы АН. Как только работодатели «пробивают» их биографические данные, тут же отказывают в месте. И куда идти с этим «волчьим билетом»? Назад?.. Врачи-наркологи утверждают: снятие «ломки» у наркомана и выведение его из похмелья – это, безусловно, важный, но всего лишь один из этапов лечения. Главное, чтобы за стенами больницы наркоман смог удержаться. И если в этот момент его поддерживать, то он может не колоться по несколько лет. На собраниях саровской группы АН происходит своего рода сеанс психотерапии: ребята выговариваются друг перед другом, поддерживают друг друга. А где же общество? Где помощь, на которую ребята могли бы рассчитывать? То, что у них хватило духу и силы воли рассказать о себе, – это уже хорошо. То, что они собрались вместе, держатся вместе – это просто здорово. Потому что в одиночку у них не получалось «соскочить с иглы». И то, что сегодня они живут без наркотиков – это, в общем-то, чудо. Другое дело, что нужно понимать: программа, о которой ребята все время говорят, конечно же, не панацея. Может быть, всего лишь первый шаг к выздоровлению. И им просто необходима помощь извне. Если ребята из группы АН замкнутся в себе, если они будут бороться с наркоманией в одиночку, завтра в их жизни все может повториться сначала. Они и сами, похоже, не до конца понимают ситуацию, не видят ее со стороны. В конце концов, они не врачи. «Меня привязывали, со мной обращались так, как будто я не человек...» Да ведь в своей исповеди «выздоравливающий» как раз и описал себя как «не человека». И все равно обида слышится в его голосе, а в глазах – вопрос: за что? Да ни за что! А почему? Потому что наркозависимость одними уговорами не выбить из отравленного мозга. Потому что от наркомании невозможно вылечиться. С ней нужно и можно научиться бороться всю оставшуюся жизнь. И все-таки ребята молодцы. Вместе они сильнее. Но насколько сильнее, чтобы устоять? Наркобизнес – жестокая, беспощадная СИСТЕМА. И чтобы бороться с ней, нужно равноценное противодействие. Другая система, в которую бы реально вписывалось и общество, и медицина, и правоохранители. Все это есть. Разрозненно. И каждый в одиночку. Так что такое наркомания?.. Круглосуточный телефон горячей линии, где можно получить всю информацию о саровском обществе анонимных выздоравливающих наркоманов: 8-910-875-29-91. Адрес группы АН: пр. Ленина, д.2 (вход со двора, помещение Совета ветеранов). Ежедневно с 18.00 до 19.00. По этому же адресу два раза в неделю – понедельник и пятница – собираются те, кто сам не употребляет наркотики, но также столкнулся с проблемой наркомании через своих детей или близких.
Елена Кривцова

Просмотров: 1756. Прокомментировать

Город с гордым названием Саров

30 января 2008г., 12:15

После перестройки в этом районе ничего не делается ни ЖЭУ, ни городской администрацией. По центральной улице Московская, которая идет к аэродрому, нет даже нормальных тротуаров, они все вспучены корнями деревьев, выщерблены от времени, заросли травой и превратились в узкую тропу. Весной 2007 года, когда растаял снег и весь город после уборки сиял чистотой, у нас на улице (особенно возле бывших магазинов «Промтовары» и «Вино») мусор весь остался и зарос травой, а осенью, когда он весь оголился, мы дождались зимы, когда его занесло снегом. Жутко представить, сколько мусора будет нынешней весной. Уважаемые горожане, обратите внимание, когда вы едете на рейсовом автобусе №4 и подъезжаете к повороту на аэродром, как освещена дорога, ведущая в ТИЗ: в два ряда стоят железобетонные столбы и обильно льют свет с одной стороны на садоводческое общество, с другой стороны – на лес. И как освещена улица Московская, ведущая к аэродрому; здесь стоят всего 7 деревянных электрических столбов (как правило, часть из них неработающие) и слабо освещают одну сторону улицы. И вот по выщербленным, вспученным, затемненным тротуарам люди пробираются с работы домой. Зимой тротуары на поселке не чистят вообще, и люди ходят по проложенным тропам, рискуя сломать ноги, или по дороге, рискуя попасть под машину. Сейчас многие ругают новые остановки, выложенные брусчаткой, о наших остановках разговор отдельный. Они стоят с 80-х годов, и раз в три года проржавевшее, облупившееся железо подкрашивают. Зайти в них страшно, они похожи на уличные туалеты, а подойти к ним невозможно, потому что подходы к остановкам не только не выложены брусчаткой, но даже не заасфальтированы. И по осени выбора только два: либо месить грязь на остановке, либо стоять на проезжей части и ждать, что тебя обольют грязью проезжающие машины. В советские времена эта улица всегда была зеленой и чистой, чувствовалась работа ЖЭКа, да и находился он на территории поселка. Но как только он переехал в новое здание на улицу Курчатова, так поселок оказался заброшенным. Раньше старые заборные ограждения менялись ЖЭКом периодически. Но последние двадцать лет этого не делается. Старые сгнившие и покосившиеся заграждения придают особую запущенность улице. Проблему водоснабжения даже не затрагиваем, а она очень болезненна для жителей поселка. Но благоустройством и уборкой улиц в этом районе должны заняться городские власти. Конечно, жители поселка тоже отчасти виноваты в том, что устроили возле домов свалки старых автомобилей, но ведь администрация города может привлечь таких нерадивых хозяев к ответственности и заставить убрать весь автомобильный и строительный хлам с улиц, в центре города ведь этого нет. Хотелось бы напомнить администрации города, что все жители нашего города — налогоплательщики, независимо, в какой части города мы живем, и все мы хотим жить в чистом и светлом городе с гордым названием Саров.

Жители поселка "Строитель"

Просмотров: 2191. Прокомментировать

Не по Сенькам шапки

30 января 2008г., 13:06
Недавно по «Культуре» показали старый, кондовый, классический вариант «Ревизора» с Весником и Соломиным в главных ролях. Очень смешно, и, главное, со времен Николая Васильевича Гоголя абсолютно ничего не изменилось. Только теперь в присутственном месте у городничего Антона Антоновича Сквозник-Дмухановского прямо напротив двери, возле шкапа стоит Интернет, а значит, ему, нашему Сквозник-Дмухановскому, уже ну никак не остается времени надзирать за порядком во вверенном ему поселении, даже ежели грядет ревизор. Пройдись по городу, виртуальный ты наш! Посмотри, какая везде засерь. По ледяным буграм тротуаров, которые должны быть вычищены до асфальта, перемещаешься только с одной мыслью: как бы не убиться. Это и на центральных улицах. В центре города, на проспекте Мира, в одном шаге от здания городской думы горделиво высится реконструированный в картинную галерею кинотеатр «Октябрь». Весь – стекло, выкрашен, вычищен, вылизан. Осенью брусчаткой тротуары вдоль него выложили – любо-дорого! Потом на любо-дорого накидали льда и снега с обширных галерейных крыш. Теперь там, как у Гоголя, «навалено на сорок телег всякого сору», а народ перемещается по тропинкам и боком. Мало того, подлые какие-то карлики сообразно своему росту протянули поперек движения электрический провод. Как на нем никто не удушился-то в темноте! Это у нас уже второе послание по данному архитектурному сооружению. Прямо как в «Деяниях апостолов»: Первое послание к саровскому городничему Андрея Алексеева, Второе послание к саровскому городничему… Так, глядишь, книжку небольшого формата наберем гражданам на ночь благоговейно перелистывать. Сколько шуму было в октябре, сколько радости, улыбчивых лиц. Ну как же! По итогам областного конкурса, второй раз уже самым благоустроенным городом признан Саров. Саровская мэрия получила очередные 15 миллионов рублей. А был еще и специальный диплом на ту же тему, только на конкурсе «Самый благоустроенный город России». Нет, надо, надо все-таки поснимать зимние саровские пейзажи, и в следующий раз, когда «серодомцы» повезут на конкурсы свой облагороженный «Фотошопом» альбом-заявку, отвезти свой: «Не верьте им, дяденьки». И бог с ними, с деньгами. Все равно нам ничего не достанется, все равно в какую-нибудь фигню ухнут. Вон оно, деяние титанов – гигантские кашпо возле управления ВНИИЭФа, клумбы подвесные, висячие сады. Честно, руку на сердце положа, нежто не фигня? А если не фигня, то почему они такие низкие? Махнули бы… раз уже это так хорошо. Заодно и моторизованную вышку прикупили бы для полива. Денег-то девать некуда. И насущных дел у нас нет. Нет у нас в городе разбитых тротуаров на какой-нибудь улице Лермонтова. Правильно народ матерится, скользя и спотыкаясь на мерзлых ухабах самого благоустроенного города в мире: «Отобрать у них на хрен эти пижонские «Тойоты» – пусть пешком ходят, порядка будет больше». И вообще не по делам разведенная в «Сером доме» роскошь, не по Сенькам шапки. P.S. Ну, слава богу, с галерейным проводом решилось, можете пойти посмотреть. Только осторожно. Проблему очистки тротуаров отложили до появления перелетных птиц.
Андрей Алексеев

Просмотров: 2956. Комментарии (5)
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика