Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Острый угол - У нас всё замечательно? Проблем нет?

У нас всё замечательно? Проблем нет?

КартинкаСубъективные впечатления от «круглого стола» с медиками После публикации статьи «Открыты для контакта? или Не ищите в нас врагов!» о болезни и смерти Жени Черкесова («Саров», №11 от 14 марта 2012 года) руководитель ФМБА В.Уйба в своем блоге пообещал: «как пройдет 40 дней со дня смерти Жени Черкесова, соберем «круглый стол» и поговорим в открытом диалоге. Готов выслушать всех, у кого есть претензии к медикам». И действительно, 25 апреля в небольшом актовом зале поликлиники №2 прошел «круглый стол» с участием руководителя ФМБА, саровских медиков, журналистов, представителей общественного совета ФГБУЗ КБ №50 ФМБА России, а также других общественных организаций, ВНИИЭФ. Правда, из рядовых горожан были приглашены всего лишь три (!) женщины. Одна из них – мама Жени Черкесова. Но, как бы там ни было, ситуация с саровской медициной сложилась такая, что даже руководство ФМБА поняло, что говорить с горожанами и обсуждать назревшие проблемы нужно! Ещё раз о Жене… Ожидаемо много времени было посвящено обсуждению качества лечения Жени Черкесова. Очень задели медиков публикации, вышедшие в «Сарове» и «Аргументах и фактах». И медики подготовили целую базу доказательств своей качественной работы: начиная от результатов проверок качества лечения различными ведомствами, в том числе Территориальным фондом обязательного медицинского страхования Нижегородской области, которые не выявили нарушений в лечении ребенка, интервью московского профессора Желудковой, осматривавшей мальчика перед смертью и оценившей работу саровской реанимации как удовлетворительную, и заканчивая журналом посещения ребенка. Особое внимание В.Уйба уделил объяснению бесперспективности применения метода химиотерапии при заболевании Жени. Потому что мама неоднократно спрашивала, почему в назначенное время ребенку не была проведена эта процедура во второй раз. В общем, было некоторое ощущение того, что находишься в зале заседания суда, а не на «круглом столе». Но от услышанного вопросов меньше не стало. Например, если химиотерапия бесперспективна, зачем московские врачи расписывали её курс? Почему маме мальчика сразу всё не объяснили? Почему журнал посещения Жени велся только с 9 марта, хотя ребенок находился в реанимации с середины октября? И, наконец, почему только 15 марта, в день похорон Жени, маме пришел ответ от главврача КБ №50 о разрешении посещать ребенка в реанимации? На «круглом столе» мама Жени спрашивала у С.Окова о том, почему он не отвечал на её обращения, отправленные через сайт «Колючий Саров». Ведь он позиционирует себя как человек, идущий на контакт. Почему маму не пригласили на пресс-конференцию, на которой рассказывали о состоянии здоровья Жени? Ни на один из этих вопросов внятного ответа не прозвучало. Например, по поводу встречи Окова с журналистами по вопросу лечения Жени, оборону держала начальник пресс-службы КБ №50 Г.Котлова. По её словам, маму не позвали, потому что пожалели. А то, что мама стояла за дверью зала, в котором рассказывали о здоровье её сына, это «пустяки». И то, что никто не спрашивал её разрешения на это мероприятие, тоже «пустяки». Хотя представитель Территориального фонда обязательного медицинского страхования подчеркнула, что каждый застрахованный дает согласие врачу на то, кому можно предоставлять информацию о его лечении. Законным представителем ребенка являются его родители. Почему же эта норма не была хотя бы формально выполнена? После этого становится понятным, почему мама была вынуждена обратиться в газеты. Подводя итоги разговора о качестве лечения Жени, Владимир Уйба сказал: – Уверяю вас, что если бы всем детям оказывалась такая медицинская помощь, то детская смертность в России была бы в разы меньше… Да, по результатам проверок, действительно, в реанимации для мальчика делалось все возможное. А вот делалось ли все возможное до его попадания в реанимацию – вопрос по-прежнему открытый. Разговор, конечно же, получился очень сложным, напряженным. Вопросов после него появилось больше, чем ответов. Например, на «круглом столе» Юлия Машинистова, как сказано в списке приглашенных – «бывшая медсестра реанимации, мать ребенка также лежавшего в реанимации», рассказала о том, что ей разрешали не только посещать ребенка, но даже ночевать в реанимации. Так почему маме Жени не разрешали посещение? Потому что она не бывшая медсестра? Двойные стандарты? Кстати, Территориальный фонд обязательного медицинского страхования рекомендовал КБ №50 «для снижения риска возникновения конфликтных ситуаций внедрить в практику порядок посещения некурабельных больных в отделении реанимации». Как это, кстати, практикуется во всем цивилизованном мире. Почему, для того чтобы это предложение возникло, нужно было умереть ребенку. Ведь более 140 дней, за исключением последних пяти дней его жизни, родственников не пускали. Если бы главврач и его подчиненные изначально были по-настоящему открыты для диалога, то ситуация с Женей вряд ли бы оказалась на страницах прессы. Не мелкие мелочи Как известно, в медицине мелочей не бывает, наоборот, порою эти мелочи формируют образ медучреждения. Не сговариваясь, главные редакторы «Сарова» и «К-16» Ломтев и Алейник подняли тему очередей за талонами к врачам. Эта тема для Сарова уже архаическая. Сколько лет писали о длиннющих утренних очередях, но до сих пор проблема не решена. Из своего опыта могу сказать, что для того, чтобы записаться к детскому кардиологу, родители занимают очереди с 5 утра. И дети многих из них состоят на учете у кардиолога, то есть должны попадать на приём с определенной периодичностью. Так, может быть, ввести запись на прием на 3-4 месяца вперед или больший срок в зависимости от потребностей пациента? Как это делается в клиниках на Западе. Волнующей многих пациентов является тема выписки лекарственных средств. Часто сталкивалась сама с тем, что лекарства выписывают не на рецептурном бланке, а на клочке бумаги. Как объяснили представили КБ №50 на «круглом столе», есть лекарства рецептурные, а есть безрецептурные. Отсюда все и идет. Еще будучи беременной, находясь на лечении в отделении патологии роддома, столкнулась с тем, что женщинам, находящимся там по нормативам, сорочки меняли раз в неделю. Особо настойчивым – раз в два дня. Тоже, вроде бы, мелочь. Между тем, женщины там находятся вообще без нижнего белья. Руководитель ФМБА записал этот вопрос и попросил соответствующие службы проконтролировать его. При этом от журналистов не прозвучало ни одного вопроса по поводу качества лечения жителей, что очень порадовало В.Уйбу. Вот только стоит ли радоваться – не знаю. Наверняка такие вопросы могли быть у саровчан, которые в большинстве своем даже не знали об этом мероприятии. А тех, кто узнал, попросту на мероприятие не пустили. Вот обращение к Уйбе, опубликованное в Интернете: «Уважаемый Владимир Викторович! Очень бы хотела попасть на «круглый стол» с вашим участием в Сарове. Из предстоящего мероприятия делают тайну за закрытыми дверями, для того чтоб в очередной раз сказать: «у нас все замечательно и проблем нет». Галина Борисовна Котлова сообщила, что встреча не рассчитана на обычных людей, а будут присутствовать СМИ и представители медсанчасти. С уважением, мама 14-летнего сына, у которого нет окончательного диагноза (всё под вопросом) и, соответственно, адекватного лечения. Сын второй год находится на домашнем обучении и улучшений нет (до этого он успешно обучался в лицее). На мои беспокойства и попытки разузнать больше о заболевании, мне предлагают пройти личную психотерапию в связи с тем, что я «чересчур» тревожная. Елена». И вот здесь как раз к месту еще раз поговорить об «открытости» работников КБ №50. Ещё раз об «открытости» Говоря о необходимости диалога, В.Уйба заявил, что «открытость у нас в ФМБА – это норма и правило». В ФМБА, в принципе, может быть. Но говорить так о КБ №50 – лукавство и даже вранье! Чиновники КБ №50 регулярно и злостно нарушают закон о СМИ, постоянно отказывают журналистам в информации, которая (заметим особо) не является врачебной тайной. «Саров» уже судился с господином Оковым по этому поводу и суд выиграл. В одном из последних номеров нашей газеты вышел материал Елены Кривцовой «Диагноз – наплевать» («Саров» от 11 апреля). В нем шла речь о человеке, бросавшимся с ножом на своих родных, покушавшемся на самоубийство. Работая над этим материалом, журналист попросил заведующего психиатрическим отделением ответить на несколько вопросов. В ответ его послали… в пресс-службу КБ №50. КартинкаКогда этот вопрос («В каких случаях госпитализируются люди, опасные для окружающих?») главный редактор «Сарова» задал В.Уйбе, тот совершенно четко ответил: – При госпитализации больного с признаками психического расстройства нужно его собственное письменное разрешение на госпитализацию. – Ну вот! – вы спокойно и четко ответили на вопрос, – развел руками Ломтев. – Так объясните, почему этого не сделала завотделенем? Нам в суд каждый раз подавать для получения ответа? – Плохо, – согласился В.Уйба (после, правда, небольшой перепалки по поводу того, что является врачебной тайной, а что нет). – Услышал. С господином Оковым будет проведена дополнительная работа. Я предлагаю мировую. Вообще руководству и ФМБА, и КБ №50 стоило бы задать себе простой вопрос: почему люди идут в газету? Не потому ли, что медики разучились разговаривать с пациентами? И почему же не складывается диалог между «Саровом» и КБ №50. Не потому ли, что КБ №50 он не нужен? Проще отмахнуться. Так удобнее. Кстати, именно об этом очень хорошо сказала Л.И.Колотухина: – Если мы на одну чашу весов положим информацию о том, как хорошо лечили ребенка, а на другую о том, какая мама, только одна газета «Саров» позволила себе критические высказывания, все остальные встали на сторону КБ №50. Вообще мне кажется, что у нас в городе к КБ №50 относятся, как в России принято относиться к покойнику – «либо хорошо либо ничего». Не смейте плохо говорить о нас, мы хорошие. Я против того, чтобы сталкивать врача и пациента. Но я за то, чтобы мы научились взаимодействовать и создавать партнерские отношения между пациентом и врачом. Мы должны быть более открытыми и, наверное, не стоит уж так бросаться на амбразуру и защищать интересы клинической больницы, иногда надо сказать: да, здесь наша недоработка, да, мы что-то упустили. И тогда взаимопонимание между населением и медицинским сообществом будет только укреплено. – То, что сказала Людмила Иргалиевна к вопросу «не смейте плохо говорить о нас, мы хорошие», – прокомментировал В.Уйба, – то я очень трепетно отношусь к чистоте и к ответственности работников ФМБА России. Я вырос в этой системе, стал врачом, стал руководителем. Просто, чтобы вы понимали, только за прошлый год по результатам расследований, я уволил двух руководителей клинических больниц медсанчастей и признал, что работа их была организована плохо, что повлекло за собой проблемы у пациентов. То, что я с коллегами здесь – это говорит о том, что в этом случае я тоже хочу разобраться... Что ж, это хорошо. Удастся ли – другой вопрос. Собственно, какова позиция газеты по отношению к КБ №50? Она проста. Уровень качества лечения, может быть, в Сарове и не падает, но и явно не растёт. А что касается организации работы, то здесь явный провал. Главное: плохо организована работа с людьми. С.Б.Оков не может организовать работу так, чтобы горожанам было удобно: – очереди к специалистам; народ стоит у дверей поликлиники с раннего утра; зимой – у закрытых дверей. Приедьте в пять утра к стоматологической поликлинике и увидите первых пациентов. Сдать кровь – и то проблема; – врачи часто не говорят с пациентами. Не объясняют, что происходит и что делать. Простой пример непродуманности системы общения с пациентами: человек пришел за справкой для охранных служб аэропортов о том, что в ноге металлическая шина. Объясните: зачем ему сидеть для получения этой справки в очереди, полдня? Лечить его не надо, осматривать тоже – всё есть в истории болезни, в медкарте. Но он вынужден сидеть в очереди, и рядом сидят другие такие же, кому кроме банальной справки ничего не нужно… А вспомним охраняемый въезд, шлагбаум. Сколько стоит содержание охраны? Кому нужны эти едва ли не ежедневные скандалы. Почему и здесь нельзя наладить работу, чтобы людям было удобно? В.Уйба, кстати, очень удивился, что тема с проездом такси вообще поднимается. Он видел, что такси беспрепятственно проезжают на территорию КБ №50. На что главный редактор «Сарова» Ломтев заметил, что он, будучи на костылях, смог проехать на территорию Маслихи на машине только дождавшись выезда «скорой». Кому это нужно, чтобы человек на костылях унижался, доказывая толстомордым церберам, что он не в состоянии дойти в гору до здания больницы? (Из своего личного опыта могу сказать, что на 9 месяце беременности также ехала на такси и, чтобы пропустили машину на территорию, пришлось выходить из машины.) – Мелочи? В общем-то да, только смотря для кого... И эти вещи происходят постоянно, – отметил Ломтев, а позже продолжил, – плохое отношение населения к КБ №50 может быть именно из-за этих мелочей. Из-за того, что не может Оков наладить нормальную работу. Не найдя контраргументов, В.Уйба, иронизируя, поинтересовался, не хочет ли А.Ломтев занять место С.Окова. На что тот ответил: – У вас, чиновников, мания какая-то. Тут мне недавно предлагали заняться починкой крыш, теперь вот организацией работы КБ №50. У вас, видимо, совсем специалисты перевелись… Всем ведь понятно, что за медицину должны отвечать медики, за журналистику-журналисты. У каждого свое место. И дело журналистов – поднимать те проблемы, которые волнуют людей, а уж специалисты обязаны их решать… Есть, оказывается, в медстатистике такое понятие, как «коэффициент удовлетворенности». Так вот, представитель Фонда обязательного медицинского страхования Т.Романова сообщила собравшимся, что если в целом по области этот коэффициент 0.83, то в Сарове он заметно ниже – 0.72. Проигрывает и обеспеченность материально-техническими средствами – 0,5. Вот вместо того, чтобы, с одной стороны, превозносить успехи и возможности саровской медицины (что в ходе обсуждения исподволь делал В.Уйба и его подчиненные), а с другой стороны, пугать: смотрите, скоро будет хуже, стоило бы трезво взглянуть на ситуацию и не со стороны чиновника от медицины, а со стороны человека, для которого всё это и существует – для пациента, горожанина… Впрочем, и журналисты, и приглашенные услышали в ходе «круглого стола» весьма много полезного и интересного; увидели и другие проблемы, стоящие перед КБ №50 и ФМБА, узнали о возможных рисках в будущем и о том, как их придётся преодолевать. Обсудили проблему старения медперсонала города и привлечения новых кадров, решение жилищных и зарплатных проблем, увеличившиеся в 5 раз цены на медосмотр, взаимодействие института и КБ №50. Выступил на встрече и глава администрации города В.Димитров. Рассказал о том, как совместно с ФМБА пытается решить глобальные проблемы саровской медицины. Однако вместо того, чтобы рассказать, как он лично борется (если, конечно, борется) с кучей «мелких» недостатков в работе медиков, не смог удержаться от того, чтобы не затянуть примитивную песню в том ключе, что, мол, журналистам нравится выискивать «жареные факты». Очевидно, Валерий Дмитриевич считает, что рассказ журналиста о ветеране, который в пять утра идёт отстаивать очередь за талоном, – это «жареный факт». Что сообщение об инвалиде, который не может получить льготного лекарства, – «жареный факт». Что крик о помощи матери, теряющей ребенка – «жареный факт». Что ж, уровень восприятия окружающей действительности сити-менеджером всем известен, поэтому никого и не удивил… Итак, тот факт, что руководство ФМБА увидело само наличие проблемы во взаимоотношениях между саровскими чиновниками от медицины и горожанами – хорошо. Что был организован «круглый стол» и состоялся открытый (хотя временами нервно-жесткий) разговор – еще лучше. Но совсем хорошо будет, если стороны услышали друг друга, сделали выводы и ситуация начнет меняться. Потому что можно построить новые здания, купить современную технику, пригласить отличных специалистов, но если система взаимоотношений в цепочке «врач – пациент» будет построена плохо – ничего хорошего не будет. Как сказал мудрый человек В.Бехтерев, «если больному после разговора с врачом не стало легче, то это не врач».
Любовь Кяшкина

Опубликовано 02 мая 2012г., 13:11. Просмотров: 4563.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
02 мая 2012г., 22:56
Цитировать это сообщение
А чинуши из КБ №50 сказали бы чуть-чуть иначе:
"Если больному после разговора с врачом не стало легче, то этого больного ждёт Арзамас-17..."
Вобщем, чтобы не болеть, надо... быть здоровым!
777 777
04 мая 2012г., 11:45
Цитировать это сообщение
Ужасают искусственно созданные очереди в обоих детских поликлиниках в пятницу в 7 утра. Неужели нельзя талоны на медосмотры детей узким специалистам выдавать участковым врачам? Кому то это выгодно.
msk01 msk01
06 мая 2012г., 01:37
Цитировать это сообщение
777, причем до года участковые выдают, а дальше - "записывайтесь сами".
Валентина Валентина
07 мая 2012г., 13:32
Цитировать это сообщение
msk01, не факт, что выдают. мы до года стояли не на учете, а под наблюдением у невролога. должны были ходить на консультацию раз в три месяца. перед очередным посещение участковый педиатр отказалась дать талон, аргументировав, что мы "еще не самые плохие"! типа, сами записаться можете...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2018 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика