Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - Гусеницы неприкаянные

Гусеницы неприкаянные

Продолжение. Начало. Глава III КАТЮША Кто-то сказал: жизнь – короткая и грустная песня. Сегодня все живы и здоровы, сегодня – полноценная семья, и человек, независимо от возраста, чувствует себя избранником на Земле. И хочет, чтобы так было всегда. И строит планы, и мечтает… Как вдруг завтра семьи – нет… И как дальше жить? Вот и у Кати мама и папа умерли. Опеку над ней оформила родная сестра Татьяна, которая сама еще смахивает на девятиклассницу; и уже мать-одиночка. Правда, малолетний ребенок ее мало волнует. А Катя заботит еще меньше. Гуляет с такими же, с позволения сказать, «матерями сомнительного поведения»: вместе пьют, оставляя дошколят одних в чьей-нибудь квартире. Однажды при посещении такой квартиры наши сотрудники обнаружили троих детей – больных и голодных, – под присмотром слепой, глухой и чуть ли не девяностолетней бабки. В том числе и ребенка Татьяны. Изъяли с милицией, отправили в больницу – у всех температура под 40о. Подозревали менингит, но диагноз, слава Богу, не подтвердился. Через два дня мамаши протрезвели и обманным путем выкрали детей из больницы. Был скандал. А Екатерина – умница, скромница, хорошая ученица, и в этом раскладе – лишняя обуза. Доверять ее старшей сестре – значит, рисковать жизнью девочки. Опекунство сняли. Девочка оказалась у нас. Но тогда никто в городе не откликнулся на призыв взять десятилетнюю девочку в семью. А закон суров: ребенок не может быть «ничьим» больше месяца. Пришла путевка в один из глухих районов области, где освободилось место в детдоме… Если ребенка из благополучного Сарова отправляют в бедный детский дом за пределы города, то это – общий брак в нашей общей работе. Я считаю, что это ЧП. Круглых сирот у нас не так много. У большинства детей, что отправляют в загородные детдома, есть близкие или дальние родственники. Есть друзья… Есть просто семьи, которым Бог не дал детей… По сути, получается, что «выселение» из города беззащитного ребенка можно приравнять к его ссылке непонятно за какие преступления. Он и так обездолен… Корень этой беды в том, что растеряли мы былой коллективизм и взаимовыручку, присущие нашему народу особенно в годы тяжелых испытаний. Тогда была система воспитания. Тогда проблемы решали всем миром – от гигантских строек до создания условий отдельно взятой «ячейки общества». И был лозунг «Один за всех и все за одного!». В разные годы это называлось общиной, собором или коммо по лавкам». И накормили бы, обули и одели, выучили с помощью колхоза и государства. А теперь мы разобщены – каждый за себя. И продолжает прививаться чуждая русскому народу культура и идеология эгоизма и индивидуализма… Я уже не говорю о героях взрослых западных фильмов – киллеры, бандиты, проститутки… …Провожая Катюшу, плакали не только дети… Мы-то понимаем, что судьба большинства детдомовцев остается их личной проблемой. Только по официальным данным лишь один из десяти выпускников адаптируется в жизни; 30% воспитанников этих учреждений становятся бомжами, 20% – преступниками, 10% – кончают жизнь самоубийством. Наши дети написали Кате коллективное письмо, мол, ждем тебя в городе… Какой она там стала в Ваду? Ведь ей уже пошел тринадцатый год... И чтобы ее оттуда «вымолить» в наш «рай», потребуется «выходить» на областное министерство образования. Потребуется время и много усилий… Но самое главное – найти для нее новую, теплую семью. ПРОСТО МАРИЯ Маше семнадцать лет от роду (а у нас тогда, кроме нее, было пятнадцать детей от трёх до четырнадцати). Учиться не хочет, в одном классе оставляли на второй год аж три раза. Естественно, с малолетками ей неинтересно. Сама – невеста (живет с прапорщиком). Отец умер. Мать – лишена родительских прав, бомжует. Но самое удивительное – девушку пять (!) раз лишали квартиры. Ну ладно, один раз можно «лопухнуться», ухудшив жилищные условия несовершеннолетней по ошибке. Но ПЯТЬ РАЗ! Сначала она с матерью, отцом и бабушкой жила в 3-комнатной квартире. Затем доброхоты (черные маклеры) «поменяли» ее на 2-комнатную, потом на такую же, но неблагоустроенную. Затем прописали Машу в однокомнатную (чтобы поменять двухкомнатную). Конечно же, папе и маме давали взаймы и наливали, наливали, наливали… После смерти отца родной дядя выписал племянницу из однокомнатной квартиры и прописал в частном доме в Балыкове. Без права проживания. Наконец, за год до зачисления к нам ее прописали «на койко-место» в общагу. Но до совершеннолетия она там проживать не могла. Вот такой ребус. Направил письмо главе администрации. Получил положительный ответ, что ей выделят квартиру по договору социального найма. Проживая у нас, Маша постоянно писала заявления с просьбой отпустить ее то к подруге, то на похороны, то на свадьбы… Искала разные поводы. Уж если быть до конца откровенным, то «жениха» вполне можно было привлечь за совращение малолетней, о чем мы неоднократно информировали все инстанции. И буквально считали дни, когда Маше исполнится 18 лет, поскольку несли за нее ответственность. Но с достижением совершеннолетнего возраста накопившиеся проблемы автоматически не исчезают. У нас обошлось без чрезвычайных происшествий, а сейчас? Школу она бросила, с женихом – рассталась. Может расстаться и с жильем. Вероятно, повторит судьбу матери, если ей не встретится нормальный спутник жизни. Но в круге ее общения это вряд ли случится… …А кто-то сейчас живет в ее квартире, не обременяя себя размышлениями о судьбе какой-то чужой девчонки. Будни Молодой специалист Ярослав под чутким руководством заведующей Ольги Николаевны постигает премудрости патронажа и уже самостоятельно работает с семьями социального риска. Идет по очередному адресу. Встретила бабушка и на вопрос: «Где Анна Борисовна?» – показала на смежную комнату. Ярослав постучался. Дверь открыла заспанная, абсолютно голая девица. Формы такие, что Памела Андерсон «отдыхает». Ярослав смутился и закрыл дверь. А она ничуть! При очередном посещении через месяц встретила его все в том же виде. И не в таких ситуациях приходится бывать нашим сотрудникам. Но нас не испугать большими грудями! Можно сказать, что Ярослав прошел боевое крещение. Записал в ежедневник: «Надо бы не забыть подарить ей повседневную одежду». Прошел ровно год с открытия нашего Центра. И тянулся этот год, как резиновый, а пролетел, как пуля у виска… Мероприятий – множество. Одни только новогодние и рождественские каникулы чего стоят. Четыре праздника с елкой в стенах родного учреждения, поездки на заставы, в ДК ВНИИЭФ, в клуб «Авангард», во Дворец детского творчества, в молодежный центр, в театральную студии «Мир», в детскую библиотеку и школу искусств, в ДК г. Арзамаса, на губернаторскую елку, в нижегородский цирк… Да еще наши сотрудники объездили более сотни «учетных семей» в костюмах Деда Мороза и Снегурочки. Встречали их слегка ошарашенными. В обычные дни мы их «прессуем» (патронируем), заставляем исправиться… А тут – праздничные поздравления и подарки. Люди пока не привыкли к такому. Дважды тепло. Всё это важно, все это нужно, но мы уже понимаем, что дело не в количестве мероприятий и охвате участников, далеко не только в этом… Неудача Жила в Сарове счастливая семья: муж, жена и взрослый сын. Вдруг сын скоропостижно умирает. Для супругов жизнь потеряла смысл. Через несколько месяцев – новый удар судьбы: пришло сообщение из Воронежа – у мужа скончалась сестра, остались сиротами два ее сына. Племянники были похожи на мужнину родню. Вот и надумали взять их на воспитание, заполнить жизненный вакуум нерастраченной любовью. Правда, директор детского дома предупреждала: с младшим не справитесь (если честно, то гиперактивный мальчик должен был учиться во вспомогательной школе). Однако было решено присмотреться к детям за каникулы – лето, деревня, отдых…. И вроде бы все шло нормально. Оформили постоянную опеку, привезли в Саров и определили в одну из школ. Наряжали, как женихов, покупали все, что пожелают… Но начался учебный год, и начались проблемы. Дети от разных отцов жестоко дрались между собой. Младший за месяц два раза попадал в милицию. Перестали слушаться… Словно злой рок навис над этой некогда благополучной семьей. Беда ведь, как известно, не приходит одна: в январе умирает муж. Женщина, пережившая потерю двоих самых близких людей, сломалась и не могла справляться с ребятишками. (Кстати, психологи утверждают, что в таких случаях брать ребенка в семью на воспитание можно не ранее двух лет с момента трагедии.) В конце концов, она была вынуждена официально отказаться от опеки. Департамент образования направил детей к нам. Хорошо, что у нас работала специалист – психолог из школы-интерната. Сколько сил она потратила на Вадика (младшего из братьев), только нам известно. Вроде бы адаптировался в коллективе: стал спокойнее, от компьютерных игр за уши не оторвешь… Но два раза убегал. Просто так, без причины. Находили, но ситуация осталась тупиковой: проблемных, достаточно взрослых парней (14 лет и 11 лет) никто в городе в семью не возьмет. Бывшая опекунша приходила неоднократно с подарками: дети ее игнорировали. Она плакала. Мне ее было очень жалко. Пришлось братьев отправить туда, откуда их взяли. Там по законодательству за ними осталась закрепленная жилплощадь. Ну и что? Все понимали, что после детского дома ничего путевого из ребят не выйдет. После этого стресса бывшая опекунша стала выпивать, и ее уволили с работы. Все мы порой плачемся на свои житейские неурядицы. Но какими же мелкими они выглядят на фоне настоящего горя и страданий, которые свалились на плечи вот этой женщины. И мы просто не видим, что наша суматошная, иногда «пасмурная» жизнь – сама по себе благо. Но вместо того, чтобы ценить его, радоваться каждому дню в кругу друзей, детей, семьи… Им бы немного счастья У нас живут достаточно взрослые брат и сестра. Очень симпатичные. Оба их родителя после возвращения из мест заключения больны туберкулезом и нигде не работают. Долг за квартиру – больше ста пятидесяти тысяч рублей. Не хочется быть предсказателем, но боюсь, что они долго не проживут, и оставят своим детям в наследство лишь долги. Однако ребята не бросают больных, «неперспективных» родителей. Они приносят отцу и матери еду и оставляют в почтовом ящике… Перед учебным годом Колю мы одели с иголочки. С Настей труднее, она модница и умница, и для такой невесты у нас ничего «супер-пупер» не нашлось. А вот ее брату сверх того отдали кожаную куртку, свитер, джинсы, обувь… Часть вещей он подарил папе-пьянице на день рождения. Ругать его за это – язык не поворачивается. А слезы – наворачиваются. Что греха таить: некоторые обеспеченные дети своим родителям ничем не помогают. А эти что видели в жизни? Чем они обязаны папе с мамой? Они их путем-то не воспитывали, а приносили только проблемы. А вот, поди ж ты, пойми их? Уважаю такую порядочную молодежь. Им бы немного счастья… Это неважно, зима или лето, Если не ставшее злым от обид Сердце полно и тепла и привета, Света полно – значит, Ангел летит. Только б с душою душа подружилась, Веруя в то, что есть высший удел. Только Земля бы привычно крутилась, Только бы Ангел летел и летел… Н.Рачков Продолжение следует...
Иван Ситников

Опубликовано 29 декабря 2010г., 03:13. Просмотров: 2517.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика