Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - Гусеницы неприкаянные

Гусеницы неприкаянные

Продолжение. Начало здесь. Глава II Первые воспитанники по плану должны были переступить порог «Теплого дома» четвертого февраля, но уже второго, за два дня до этого, первый ребенок нас нашел сам… СЕРЁЖА Десятилетний мальчишка не вынес домашнего «воспитания»: отчим нещадно лупил его за «плохие оценки». Сережа показался нам подозрительно бледным. Его осмотрел врач приемного покоя… Диагноз – сотрясение мозга. На рентгеновских снимках было видно, что голова ребенка «волнистая», в шишках и вмятинах… А дальше выяснились и совсем уж кошмарные подробности, словно из фильма про маньяков. Оказалось, что взрослый мужик надевал берцы (обувь десантников) и бил ребенка ногами по голове. Родная мама при этом молчала – предпочитала не вмешиваться в методы воспитания, которые регулярно практиковал ее супруг. Задаю себе вопрос: что сделает любой нормальный человек, когда у него на глазах бьют родимого сыночка? Да убил бы обидчика! И его бы оправдали или дали условный срок. Я до сих пор не пойму: чем вызвано такое ненавистное отношение отчима, взрослого мужчины без явных признаков психического расстройства, к ребенку его жены? Почему молчала мать? Если бы не вмешались мы, он, возможно, забил бы десятилетнего пасынка насмерть. Тогда все организации поневоле бы спохватились, стали бы искать крайних… А человека не вернуть… В конечном итоге состоялся суд: «папу» осудили, дав 4 года реального срока. Маму ограничили в родительских правах и передали Сережу под опеку сестре покойного отца. Самое дикое и непонятное в том, что подобные случаи происходят не где-нибудь в захолустном «Засранске», не на Казанском вокзале, а в глянцевом Сарове, где большая часть детей не знают нужды, участвуют в Харитоновских чтениях и олимпиадах, поступают в престижные вузы… Реальная жизнь другой части саровских ребятишек – мало кому известна… В общем, Серега стал первой «ласточкой» еще до официального открытия нашего «Дома»; первой, но, к сожалению, не последней. Просто другие случаи еще не «прорвались» наружу и не стали достоянием гласности. В «городе науки, культуры и духовности» (как пишут на примитивных плакатах) семей, где есть реальный риск жестокого обращения с детьми, только по нашим данным – семьдесят две (!). Как-то прочел забавную надпись, которую приклеили сотрудники саровского уголовного розыска на портрет Дзержинского: «То, что вы не судимы – это не ваша заслуга, а наша недоработка»… И подумал: не такая она уж и забавная… Кстати, первый наш воспитанник, Сережа, получил Благодарственное письмо от заместителя министра за лучшую конкурсную работу. Талантливый парнишка. БУДНИ Жизнь в «Теплом доме» – та же, что и в обычном мире, пожалуй, только в концентрированном виде. Правда, концентрированы здесь в основном её беды… То приведут девочку 14 лет. До этого десять дней не ночевала дома. Воспитывает бабушка, которая отказалась от опеки. То «на радостях», что мы взяли эту беглянку, нам пытаются навязать психически нездорового, дважды судимого 17-летнего парня. Он вернулся в Саров из мест заключения. От него даже колония отказалась. Освободили его условно-досрочно как «исправившегося»… Но мы-то знаем, что там он два раза пытался покончить жизнь самоубийством. Когда второй раз вскрыл себе вены, его еле-еле спасли. Хитрое тюремное руководство решило не «вешать» на себя труп и быстренько сплавило его на родину. Воспитуемость тоже имеет предел: он – уже не ребенок, а сформировавшийся взрослый человек. Как больное дерево, ствол которого пошел вкривь. Помогать будем, но зачислять в Центр – никогда, дабы не рисковать жизнью и здоровьем других детей. Из моего ежедневника «Навещали нашу знакомую – несовершеннолетнюю мамашу, выпускницу детского дома. Она не приспособлена к жизни. Нигде не работала. Пособие копеечное. Ничего не умеет, ничего не знает… Сама еще ребенок. Но вновь беременна. В апреле должна родить второго ребенка. Это наш будущий «контингент». После родов та наша «знакомая» оставила своего ребенка в роддоме. В жизни бывают и не такие парадоксы: отказаться от родного дитя можно за пять минут, написав заявление на тетрадном листочке от руки и с ошибками, а для того чтобы усыновить или взять под опеку чужого – требуется собрать массу документов. Избитые фразы вроде «Дети – сокровище нации» от своей банальности веса не теряют, но отчего-то парадоксально не работают. Ну не умеют земляки делать хорошие автомобили, а выпускают только «ГАЗ», ну что тут поделать? Зато у нас не бывает плохих детей. Вот и получается, что вместо авто экспортируем… детей! За последние 15 лет были усыновлены за границей более 80 тысяч ребятишек из России, причем около 50 тысяч – в США. Потому что там есть все, а счастья без детей – нет… А мы, наверное, с такой «стратегией» докатимся до того, что борьба с бедностью успешно завершится тогда, когда сведут в могилу бедняков, таинство рождения заменит секрет клонирования, а электорат будет жить не по законам, а по понятиям. Я опять-таки о проблеме веры: не верят люди в обещания властей ликвидировать нищету, в методы улучшения демографической ситуации... А над лицемерными призывами чиновников к борьбе с коррупцией народ вовсе смеется: «Это как же козлы будут бороться против капусты?». ГУСЕНИЦА АНГЕЛА Егора отправили в Вознесенский реабилитационный центр, когда мамашу посадили в тюрьму. Папы нет, бабушка – инвалид, прикованный к постели. Родная тетя живет в «хрущевке» вместе с больной бабушкой, гражданским мужем и сыном-дошкольником. Семья, мягко говоря, не образцово-показательная. Никто из них нигде не работает, живут на бабушкину пенсию. Как только мы открылись, сразу вернули Егора в Саров. На вид – ангелочек с пасхальной открытки. Попробовали оформить его в ближайшую школу. И пошла переписка: отдавайте в школу №… Но оказалось, что там нет 2-го класса. Направляют в другую. Здесь иная беда: второй класс занимается в стенах отдаленного детского сада. По расстоянию другая школа ближе. Мы – туда. А у них, как на грех, прокурорская проверка по соблюдению норм наполняемости классов, и наш Егор – лишний. Уговорили – в виде исключения. На сём беды не кончились. В вознесенской школе у Егора не было двух предметов, и из-за этого его могли не перевести в 3-й класс. Наши воспитатели «подтянули» его. Понятно, что он – не отличник. Поведение тоже не ангельское. Да ведь у нас и учреждение по определению – не пансион благородных девиц. Весной не стало бабушки. Повидала внука и умерла. На что будет жить семья? В конце мая – телефонный звонок: «Я мама Егора. Стою на КПП, въезжаю в город, хочу повидать сына». «Ну что же,– подумал я, – это естественные материнские чувства. Соскучилась и первым делом – к нему». Приезжает женщина (по паспорту – на год моложе моей старшей дочери, но выглядит старше меня). Просит отпустить Егора. – Лена, – говорю ей, – дома вы наверняка станете отмечать твое возвращение из тюрьмы. Зачем сыну это видеть? Приходи завтра, напишешь заявление, отпустим. Она согласилась и «стрельнула» у меня 200 рублей. Я с удовольствием от нее откупился. Поступил непедагогично, о чем позже сожалел. Через четыре дня пришла… со сломанной рукой и синяком под глазом. Не отдать ей сына мы не можем, хотя понимаем, что это во вред ребенку. Но она – мать и к тому же не лишена родительских прав! Наши сотрудники проверяли условия жизни Егора: комната с соседями, кровать одна, мамаша с сожителем – с глубокого похмелья. Продуктов не наблюдалось. Пока взрослые валяются пьяные, парень предоставлен самому себе. Ухудшилось поведение в школе. Как потом оказалось, Лена сама дает ему сигареты. Так под влиянием родной мамочки «ангелочек» начал «окукливаться» и превращаться непонятно во что. Снова забрали его в «Теплый дом». В каникулы пришло письмо из школы с просьбой перевести Егорку в другое учебное заведение. Мол, плохо подготовлен к занятиям, забывает дневник… А за партой рядом с ним сидит девочка-отличница, тоже наша воспитанница. Условия такие же, как у Егора (хотя до нас она жила на Рублевке). Понятно, что он у них до сих пор «лишний» и «портит показатели». Зимой мамашу вторично посадили, так и не лишив родительских прав. Вновь наш мальчик в подвешенной ситуации. А Егорка сколько раз меня увидит, столько раз и поздоровается. Чувствует, что я к нему отношусь по-особому, и перестал слушаться воспитателей: «Вы здесь не главные. Главный – Иван Иванович!» Плоховатый из меня Макаренко. Нужно не выделять его…. Из моего ежедневника «Пятьдесят лет назад поэт Михаил Светлов написал как будто про нас: «Указанье пришло на заре, Чтоб без премий, без всякого жалованья Сделать всю детвору во дворе Капитанами дальнего плаванья, Некрасивого сделать красивым, И несчастного – сделать счастливым»… С тех пор технический прогресс шагнул далеко. Но люди счастливее не стали. Скорее, наоборот. Да, спасти ребенка, в буквальном смысле слова, мы можем: приютить, накормить, приодеть, обеспечить другие условия…. Да только вот заменить семью нам не по силам. И никакому другому учреждению этого не добиться. Никогда. Стремиться устроить мальчика в нормальную семью – это должно стать нашей главной задачей…» На День Победы мамаша вновь въехала в Саров. Егор об этом еще не знает, она его не навещала. Некогда ей, поскольку гуляли три дня так, что пришлось вмешиваться милиции… К сыну пришла через два месяца, на день рождения. Отдавая мальчика «под расписку», мы строго-настрого указали ей вернуть Егорку в «Теплый дом» до восьми вечера. Но мамаша ушла в загул, и мальчик самостоятельно пришел к нам без нее: «Иначе потом верить не будут». Взрослеет парень. В сентябре саровский суд все же лишил Елену родительских прав. Она теперь бомжует в Дивеевском районе. Предсказать ее судьбу не так уж и трудно… А тут подошел срок, в течение которого Егора нужно «жизнеустроить». Органы опеки уже получили на него путевку в детский дом. Но отдавать его туда мы были не намерены. Ни за что! Стали бороться за судьбу маленького человечка. Дали объявление в газеты. Откликнулась очень красивая и обеспеченная женщина. Успели! (Если бы никто не откликнулся, один из наших сотрудников оформил бы опеку на себя). Когда было подписано соответствующее распоряжение, Егорка пришел ко мне попрощаться… Потом в сопровождении опекуна вышел из «Теплого дома», а ребятишки прильнули к окнам и по-хорошему завидовали. По-плохому они еще не могут… А Егор шел и весь светился… Теперь ему не нужно будет стесняться своей непутевой матери. Теперь у него есть самая настоящая семья! Низкий поклон вам, новая мама! И сто лет счастливой жизни вместе с родными детьми и новым ребенком! Право, после стольких мытарств Егор заслужил право на счастливое детство. Продолжение следует.
Иван Ситников

Опубликовано 22 декабря 2010г., 04:02. Просмотров: 3010.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
23 декабря 2010г., 22:01
Цитировать это сообщение
Для специального издания про воспитательские дела эта публикация подходит вполне.
Для газеты - скучновато...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика