Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - Пандус как издевка над ближним

Пандус как издевка над ближним

На днях газета «Городской курьер» радостно сообщила, что «глава города Петр Шульженко и глава администрации Валерий Димитров получили из рук губернатора Валерия Шанцева диплом за второе место в областном конкурсе на самый благоустроенный населенный пункт Нижегородской области и сертификат на 9 миллионов рублей». Хорошая новость. Вот только поневоле задумаешься, на что будут потрачены эти миллионы? Быть может, на замену отличных бордюров на суперотличные? Или на модернизацию лыжероллерной трассы? Чтобы помочь саровским властям найти этим деньгам достойное применение и подтвердить, что город Саров действительно самый благоустроенный город ДЛЯ ВСЕХ его жителей, вносим конкретное предложение: потратить эти деньги на программу «Безбарьерная среда». О чем речь? Казалось бы, что может быть проще: выйти из дома, пройтись по улице, зайти в аптеку, магазин и вернуться обратно. Приблизительно такие действия каждый из нас осуществляет на протяжении всей жизни изо дня в день, из года в год, не видя в этом ничего особенного. Но внесите в эту картину одну «маленькую» поправку: представьте себе, что у вас нет одной ноги, и передвигаться вам приходится на инвалидной коляске. Как в таком случае начинает выглядеть вполне обыденная жизнь?..
Картинка
– Я призвался в армию сюда в шестидесятом году, – комната в маленькой двухкомнатной квартире явно не рассчитана на инвалидное кресло, сидя в котором Георгий Фёдорович Муравьёв рассказывал мне про своё житьё-бытьё. – Служил в стройбате, там обучился на монтажника-высотника, был сварщиком. Все промышленные здания в городе, все площадки – это мои объекты. Всю мою трудовую жизнь мой портрет висел на Доске почета на площади, а в семидесятых годах я даже был депутатом Горсовета. Сейчас уже на пенсии. От того времени у меня только толстенная стопка почётных грамот осталась и трудовые ордена… Год назад мне из-за тромба ампутировали ногу, с тех пор вот передвигаюсь на коляске. Пока мы беседовали, квартира постепенно начала наполняться людьми: приехали его дети, внуки, правнуки. Каждый выход Георгия Фёдоровича на улицу подразумевает под собой воссоединение всей семьи, уж её мужской половины – точно. Шутка ли выкатить на коляске человека весом под сто килограммов. – Ну что, давайте одеваться и поехали, – заглянул в комнату сын Валерий, – все в сборе… Когда Георгий Фёдорович стал инвалидом, его дети добились установки пандуса на лестнице в подъезде. Пандус то, конечно, сделали, но как… Два направляющих швеллера с перилами с одной стороны, а между швеллерами, там, где по идее должен идти человек, везущий коляску, приварен… лист железа. Самого обыкновенного, гладкого железа. Так что вся эта конструкция больше напоминает горнолыжный спуск. За полгода её существования железо так отшлифовалось, что ноги по нему скользят, как по льду. А если учесть, что спуск имеет уклон в сорок пять градусов… Эх, как бы поглядеть в глаза тому умельцу, кто сделал это «доброе дело»! Чтобы спустить инвалида по этому пандусу, приходится прибегать к помощи как минимум трёх человек: двое потихоньку опускают коляску сверху, один принимает снизу. Да и сам Георгий Фёдорович в это время изо всех сил держится руками за поручень, а единственной ногой пытается тормозить. Такой вот невеселый «аттракцион». КартинкаС трудом выбравшись на улицу, оказываемся около нового препятствия: пятачок у подъезда примерно на десять сантиметров возвышается над проезжей частью. Но это уже ерунда, сын с внуком привычно спускают коляску вместе с сидящим в ней пассажиром. – Когда летом тут укладывали новый асфальт, мы просили сделать съезд для коляски, но рабочие, сославшись на указания прораба, наотрез отказались, – вспоминает Валерий. – Куда теперь? Можно, конечно, по автомобильной дороге поехать, но это опасно, улицы узкие, а скорости иногда у машин приличные. Будем как обычно прыгать через препятствия. Чтобы выехать на пешеходную часть улицы Юности, нам пришлось преодолеть ещё два бордюра, высота которых, кстати, около пятнадцати сантиметров. И каждый раз приходилось прибегать к помощи двух человек. Одному инвалиду с ними никак не справиться. – Ну что, доедем до ближайшей аптеки, – предложил Георгий Федорович и взял курс в сторону Московской. Передвигается самостоятельно он очень медленно, и поэтому роль движителя взял на себя сын, а у меня появилась возможность спокойно расспросить их обоих о нюансах жизни в коляске. – Трудно было добиться установки пандуса? – Трудно, – ответил Валерий, – написали заявку в ЖЭК, там потребовали согласия всех жильцов, проживающих в этом подъезде. Пришлось обойти около семидесяти квартир, не помню, сколько точно; три дня на это ушло. Хорошо хоть люди без вопросов соглашались, никто против не был, пандус и для детских колясок подходит. Потом, когда документы все собрали и пришли в ЖЭК, нам сказали, что материала нет. Будем, мол, делать смету, но только на следующий год, ждите. Хорошо, помог депутат, дал материал. Но опять же, сразу не сделали: то времени не было, то сварщик болел, то ещё что-то – сделали примерно через месяц. – Когда вы увидели, что пандус опасный, не просили переделать или усовершенствовать? – Просили, конечно. Нам пообещали даже перила сделать с обеих сторон, но пока нет материала. Хотя там просто надо приварить на лист железа три уголка, чтобы импровизированные ступеньки получились, и было бы гораздо легче. Я думаю, на самом деле у них нет желания, вот и всё. – А по городу в целом можно передвигаться на коляске самостоятельно? – Да что вы, – в унисон рассмеялись отец с сыном, – нет, конечно. Город не приспособлен вообще. Одному бесполезно, обязательно кто-то помогать должен. – Ну а если, допустим, в старый район захочется съездить или в театр попасть? – Только на машине. Сажаем в машину, везём куда надо, там снова в коляску. А иначе никак. По городу ходит один автобус с подъёмником для коляски, но до него ещё добраться надо и дождаться. Ну а чтобы в театр или ещё что-нибудь подобное, то это человека три-четыре в помощь требуется. Ни в одном административном здании ничего не приспособлено, приходится на руках заносить. Это хорошо у нас семья дружная, а как одинокие могут так жить, я не представляю. На улицах города очень редко можно встретить человека в коляске, это ведь неспроста. Каждый выход на улицу – это тяжёлое испытание. Город для них – непроходимые джунгли. КартинкаНезаметно за разговорами мы подкатили к аптеке. – Тут даже пандус есть, – весело произнёс Георгий Фёдорович, – правда из двух лестничных маршей только на одном, ну да ладно, попробуем заехать, таблеток купить. В этот момент меня одолело двоякое чувство, с одной стороны, было страшно на всё это смотреть, так как угол наклона пандуса составлял порядка шестидесяти градусов, а с другой – злость. Ну очень хотелось мне посадить в коляску тех, кто эту конструкцию сделал, и заставить раз двести подняться и спуститься по этому «изделию». Как же резко бросился в глаза весь идиотизм «галочной системы». Пандус сделали? Сделали! Можно «галочку» в отчете поставить, а то, что он не пригоден для использования, это уже никого не интересующий факт. – Нет, на эту гору нам не втащить его даже всей семьёй, проще самому в аптеку сбегать, – грустно констатировал факт Валерий. – Поехали, попытаемся в магазин хотя бы попасть, тут «Копейка» рядом. Может, и можно было найти аптеку с более пологим пандусом, но эта была самая близкая к дому, а мотаться на коляске, перепрыгивая через бордюры, да ещё и в плохую погоду по всему городу... Приблизились ко второй цели нашей прогулки, и я понял, что и тут явная неудача: вход в «Копейку» со всех сторон обрамлён ступеньками, и хотя размер их не очень большой и их всего три, но взобраться на них самостоятельно Георгию Федоровичу оказалось не под силу. – Кстати, вы не пробовали, коляска через кассу в торговом центре проходит? Георгий Фёдорович грустно взглянул на меня и ответил: – Не знаю, я туда не ездил ни разу… Я вообще стараюсь как можно реже из дома выходить, не хочу проблемы окружающим создавать. Самостоятельно передвигаться по городу я не могу, ни в одно учреждение или заведение сам заехать не в состоянии. Да что там, из подъезда самому не выбраться… О чём тут говорить – какой театр, какой торговый центр. Единственная для меня радость, это когда меня на дачу отвозят. Там дети мне создали все условия, я и в домик сам въезжаю, и около него всё заасфальтировано. Там же делали всё сами, не для галочки, для меня… Мы стояли и неловко, как-то растерянно смотрели друг на друга. Все понимали нелепость ситуации, понимали своё бессилие перед системой чиновничьего бездушия и не знали, что сказать. Молчание прервал Валерий: – Можно бы, конечно, перейти через дорогу и заехать в «Плазу», там, кстати, въезд удобный, но и это опасный эксперимент. В месте, где приходится пересекать проезжую часть, спуски есть только с одной стороны, а с другой высокий бордюр. Чем руководствовались строители, я не представляю… Единственный выход, наверное, для одиноких инвалидов – просить помощи у посторонних людей. Просить и надеяться, что помогут… Получается, что места, куда могут самостоятельно заехать инвалиды, в городе можно по пальцам пересчитать. А ведь наверняка какой-нибудь чиновник гордо отрапортовал начальству: «В городе установлено столько-то спусков, столько-то пандусов. Спуски для колясок есть на каждом перекрёстке…» Спуски то есть, только вот зачастую почему-то с одной стороны, а на другую как, с разгона запрыгивать? Галочная система… – Что-то холодать стало, пора домой возвращаться. Это нам с вами «на ногах» тепло, а папе сидеть неподвижно холодно. Мы отправились в обратную сторону, и нам ещё предстояло преодолеть кучу бордюров и затащить коляску по скользкому пандусу обратно, в подъезд. – Вы не думали о протезе? – сам того не замечая, я уже стал пытаться найти выход из сложившейся ситуации. – Думали, конечно, но, во-первых, это дорого, а во-вторых, у папы вес большой, он на костылях-то не ходит, упасть боится. Так что этот вариант не подходит. Для дома мы специальные ходунки привезли, но с ними тоже очень неудобно. Вообще, чтобы меньше его тревожить, мы оформили генеральную доверенность на себя от его имени, и все вопросы, в которых необходимо его личное присутствие, решаем сами. – Ну а общество инвалидов вам как-то помогает? – А что, у нас такое общество есть? – удивлённо произнёс Георгий Фёдорович. – Я про него даже не слышал... Туда, наверное, вступать надо, чтобы помощь получить, а это куда-то ехать... Снова проблема для окружающих... Конечно, хорошо, что есть родная квартира (которая, наверное, все же порядком поднадоела, поскольку в ней приходится проводить почти всё время), любящая семья, которая не бросила в трудную минуту, есть память о не напрасно прожитой жизни – фотография на полке, с которой гордо смотрит на всё происходящее статный мужчина, увешанный орденами, герой труда и бывший депутат Горсовета Георгий Фёдорович Муравьёв, но… …Инвалидное кресло – это не социальный статус, не расовая принадлежность, не вероисповедание. От близкого знакомства с ним не застрахован ни один из нас. Креслу всё равно, есть ли у вас большая должность или вы безработный, ездите ли вы на дорогой машине или ходите пешком, имеются ли у вас «блатные» родители или вы растёте в детдоме. Сегодня мы не желаем вникать в проблемы инвалидов, а завтра легко можем сами оказаться на их месте… Получается, мы не хотим улучшить город для самих себя. Ведь мало ли что… Я шагал домой по городу и не мог отделаться от постоянных «заметок»: вот здесь не переехать, вот тут не взобраться, вот сюда не попасть… И еще одна мысль язвила душу: посадить бы в инвалидные коляски руководство города в полном составе и заставить неделю жить так, как живут саровские инвалиды! Проняло бы?..
Артем Бауэр

Опубликовано 01 декабря 2010г., 05:17. Просмотров: 2904.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика