Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - Деда Мороза заказывали? (Неоконченная пьеса из будней современного Сарова)

Деда Мороза заказывали? (Неоконченная пьеса из будней современного Сарова)

Действующие лица: Журналист; Начальник ФСКН России по Нижегородской области в г.Саров; Снегурочка (переодетый эксперт); Дед Мороз (переодетый сыщик); Другие сыщики; Следователь; Двое в начищенных ботинках (таинственные личности, о принадлежности которых автор умалчивает); Наркоторговка (молодая истеричная особа); Мать наркоторговки; Подружка матери; Мужчина с зажигалкой; Зевака; Врачи «Скорой помощи»; Женщина с платком. Действие первое. Обычный саровский двор, обычный подъезд обычного четырехэтажного дома, фасадной стороной глядящего на центральную шумную улицу, расцвеченную новогодними гирляндами, а другой – на тихий сквозной двор с редкими прохожими. Середина дня. В легковушке у подъезда пятеро: журналист, водитель, начальник и двое в начищенных ботинках. Начальник (театрально, не поворачивая назад головы и отложив газетку): - Господа офицеры, ваш выход! Двое в начищенных ботинках, сидевших на заднем сиденье машины, как по команде, открыли двери и скрылись в темном подъезде, оставив томиться в машине всех остальных. Все трое не сводили глаз с дверей подъезда и молчали – каждый о своем. «Интересно, кто эти двое?» – размышлял журналист, вспоминая скрывшихся незнакомцев, всю дорогу теснивших его на заднем сиденье с обеих сторон. Вспомнил, как в машине «жарила» нестерпимо печка. Наконец, один из двоих не вытерпел и сделал водителю замечание: мол, хочешь сварить из нас «яйца всмятку»?.. На гастрономическую тему его потянуло из-за голода. Он так и сказал: дескать, еще немного, и случится голодный обморок. Его никто не поддержал. Говорили вообще мало и все время о какой-то ерунде: сначала вяло обсудили какие-то новинки в мире машин, затем перешли на частности. Голодный «говорун» вдруг вспомнил историю о том, как мужик купил машину с бандитских рук, а когда у него забарахлила печка, он ее открыл и обнаружил «пачку бабосов»… Разговор никто не поддержал, и рассказчик «переключился» на сидящий рядом объект. - Наверное, в снег не проваливаются? – спросил он у журналиста, вдруг заинтересовавшись его ботинками. - Проваливаются, – доверчиво откликнулся их хозяин. И тут его взгляд упал вниз, туда, где по обе стороны от его видавших виды потертых «бахил» на коврике теснились модельные, аккуратные ботинки. Начищенные, как офицерские сапоги. На их фоне старые ботинки выглядели так, словно их донашивали после бомжа. - А еще и промокают, – буркнул журналист, наконец-то оторвав взгляд от пола. На этом промтоварная тема была закрыта. Авторская ремарка. «Если эти двое в… ботинках не из наркополиции, тогда откуда? – продолжал размышлять журналист, грустно наблюдая из окна машины за дверями подъезда, давно поглотившими двух в гражданском. Возможно, газетчику тоже хотелось кушать, возможно, его удручала мысль, далекая от грядущих событий: до Нового года остались считанные часы, а не куплен ни один подарок, не куплена ни одна «палка» колбасы для праздничного стола. И вместо того, чтобы бегать сейчас по магазинам, как все нормальные люди, приходится сидеть в душной машине и выслушивать скучные разговоры… Начальник (вскидывая к уху резко зазвонивший сотовый телефон): - Да? - Понятых в квартиру! – в маленькой трубке заорали так громко, что слышно было даже на заднем сиденье машины. Все бросились к подъезду. И в тот самый момент, когда рука уже схватилась за ручку двери, она вдруг распахнулась и выплюнула на улицу сначала Деда Мороза, за ним и Снегурочку. Секундная немая сцена. Все разом: - Ой! Дед Мороз (возбужденно поправляя съехавшую набок бороденку-мочалку): - Скорее наверх! Наши уже в квартире… Начальник и водитель рванули вверх по лестнице, прокладывая путь журналисту. Действие второе. Часом раньше. Тот же подъезд, верхний этаж, дверь в квартиру. Дед Мороз давит кнопку звонка. Через минуту из-за двери раздается женский голос. - Кто там? - Деда Мороза вызывали? – как можно ласковее поинтересуется Дед Мороз. В одной руке он держит бутафорский посох, а в другой мешок якобы с подарками. К его плечу прижалась Снегурочка с гидроперидной косой, перекинутой через плечо. Оба улыбаются, глядя прямо перед собой в близорукий «глазок» чужой двери. Из-за двери звучит слегка растерянно голос: - Мы не вызывали никого. - Как не вызывали?! – возмущается «человеческим» голосом Дед Мороз. – А у нас квитанция!.. Распишитесь. Раздается щелчок – дверь приоткрывается. Через секунду парочка с квитанцией уже в прихожей квартиры, а вслед за ней и все сыщики из наркополиции, прятавшиеся на лестнице. Тем временем в машине. Начальник неторопливо рассказывает журналисту предысторию. - Восемь месяцев готовилась операция по задержанию подозреваемой в сбыте наркотиков – пока искали к ней нужные пути-дорожки, пока усыпляли ее бдительность. В общем, когда все уже было готово, когда уже была проведена «проверочная закупка» наркотика, перед нами встал вопрос: как попасть в квартиру? Сама хозяйка, естественно, дверь моим сотрудникам не откроет – их в городе знает в лицо «каждая собака». Нужен был какой-то нестандартный подход. Идея пришла буквально ночью перед операцией: на носу Новый год, по домам и квартирам шляются сине-красные Деды Морозы со Снегурочками. Я спросил: кто будет Снегурочкой? И все тут же посмотрели на нашу молоденькую сотрудницу – эксперта наркополиции… Журналист: - Ночью? Вы сказали, что ночью пришла идея… Получается, ваши не спали?.. Начальник: - Двое суток перед операцией… Действие третье. В однокомнатной квартире настолько тесно, что пятерым полицейским и двум понятым не повернуться, чтобы не задеть что-то или кого-то. Хозяйка квартиры – особа двадцати лет с хвостиком – военнослужащая, ее мать, подружка – все трое кричат по поводу визита незваных «гостей». Старшая среди них бегает по комнате и возмущенно требует ответа: дескать, зачем врываться и топтать ее ногами? Да, ногами! И топтать! Сыщик (тоном доктора-психиатра): - Но вы же меня за ногу укусили. Сейчас вот пойду и сниму телесные повреждения… Однако «кусачая» стоит на своем, найдя горячую поддержку у дочери. Она зло ругается, брызгая слюной, довольно быстро перейдя на откровенную, нецензурную брань. Уши присутствующих, конечно, «не сворачиваются» (и не такое слышали!), но явно краснеют. Одновременно с матерящейся особой бубнит подружка, что-то требуя от сыщиков. Они деликатно пытаются успокоить женщин, положить конец бабскому ору. Первой, кажется, вняла мать особы. Со словами: мол, все, я ухожу на работу – она драматично схватилась за сердце одной рукой, другой как бы нечаянно набросила полушубок на стол, явно пытаясь что-то прикрыть. Через несколько минут под ним и обнаружились первые два пакетика с каким-то белым веществом. «Наркотик, – догадался журналист. – Как же все просто: стол, на нем обычные домашние вещи – шпильки, детские игрушки. И тут же наркотик. Их хозяйка – мать малолетнего малыша. Как выглядят пакетики с белым веществом, он, получается, знает уже сейчас. Господи, что же с ними будет?..» Следователь (поворачиваясь к молодой особе): - Что это? Молодая особа (невинно пожимая плечами): - Не знаю. Не мое. Следующую партию аккуратно расфасованной наркоты сыщики обнаруживают в обычном пластиковом пакете, выудив его из кучи барахла. Маленькая комната завалена вещами, игрушками, постельным бельем, свертками. И все это сыщики терпеливо перетряхивают, тщательно прощупывают. Через час у журналиста от мелькания бесчисленных пакетов, коробок, коробочек голова пошла кругом. Казалось, этому не будет конца. И правду говорят: женщина может сделать из ничего три вещи – салат, платье и… бардак. В это время с хозяйкой начинается истерика: от крика она перешла к ярости: - Пристегните меня наручниками к батарее! Двое в ботинках быстро успокаивают ее, и обыск продолжается. Подружка матери (не выдерживая): - Ну, обыщите меня! Следователь (флегматично): - Надо будет – обыщем. Особа (обращается к сыщику, аккуратно раскладывающему на журнальном столике содержимое женской сумочки): - Сложите все назад! Следователь (флегматично): - Не волнуйтесь так. Надо будет – и даже пол вскроем. Подружка (с вызовом): - Я беременная. У меня справка есть. Кто будет смотреть меня? Вы? (Упирается она взглядом в девушку-эксперта.) Вы гинеколог? Снегурочка-эксперт: - А при чем тут гинеколог? - Ну, а как же! Два года назад в какой-то газете писали о том, как поймали девушку с наркотиками и потом ее у гинеколога смотрели. Следователь (не теряя терпения): - Успокойтесь. Надеюсь, нам не придется прибегать к услугам гинеколога. Мать особы (заметившая вдруг в квартире журналиста): - А вы, вообще-то, имеете отношение к наркоконтролю? Авторская ремарка. Конечно, журналист мог, вообще-то, и не отвечать или сделать вид, что не слышит вопроса. В конце концов мог и струхнуть, и его бы за это никто не посмел осудить, когда на столе уже лежат только что найденные в квартире тридцать пакетиков с сильно действующим наркотиком, который ровно в сто раз сильнее героина, а рядом с ними – боеприпасы к огнестрельному оружию, пачка «меченых» денег, на которые была сделана «проверочная закупка» наркоты… Говорят, что наркотики не пахнут. Пахнут. Страхом. Смертью. От этого запаха мутит до блевотины, до крови, до боли в скулах, до нарастающего в ушах звона. Слаб. Человек слаб. Однажды попробовав, он уже не может отказаться от наркотиков. Человек становится наркоманом. Убийцей он становится, когда начинает продавать смерть другим. А если он продает наркотики, а сам себя – любимого – бережет? Ведь сам он не колется, потому что знает, потому что помнит всегда, каждую минуту, секунду: стоит хоть раз попробовать и все – конец. Он боится за свою жизнь. Другие он обменивает на деньги. Он продает смерть «дозами». Метамфетамин – это гораздо страшнее, чем героин. Он убивает быстро и наверняка. Достаточно одного раза. Тридцать плотно заклеенных пакетиков, и в каждом из них сотни невыпущенных чьих-то смертей. Если бы операция наркополицейских провалилась, все это разошлось по рукам наркоманов. Они чьи-то дети, у них тоже есть матери – обреченные на нечеловеческие муки заживо, без болеутоляющего, в отличие от их детей-наркоманов… Журналист: - Я имею отношение к стране, в которой живу. Действие четвертое. Новогодняя ночь. Слышны звуки взрывающихся петард, в черном небе «распускаются» фантастической красоты фейерверки, издалека доносится громкое «Ура!». Крыльцо подъезда. Мужчина трясущимися руками пытается закурить, но зажигалка «заедает». Рядом с ним, похлопывая себя руками по бокам, пританцовывает на морозе зевака. Зевака: - Что там? (кивает в сторону темного подъезда.) Мужчина с зажигалкой: - Да парень какой-то, понимаешь, па-ре-нь! Мальчишка! Я иду, а он лежит. Я его потрогал, а он, кажется, даже… не дышит. Я его потеребил, а он ни звука. Только вот – шприц выкатился… Зевака: - Надо «Скорую» вызвать… - Да я уже вызвал… Вот и она – «Скорая»! Из машины «Скорой помощи» выходят люди в белых халатах и быстро входят в подъезд. На крыльце все тот же мужчина и зевака. К подъезду подбегает женщина, в руке у нее платок. Женщина: - Мальчишку тут не видели? Подростка лет четырнадцати?.. Мужчина: - Тут в подъезде какой-то… лежит… Из подъезда выходят санитары с носилками, покрытми белой простыней. Из-под простыни видна только тонкая кисть. Женщина бросается к носилкам, выдыхает: - Олег! Жив?! Человек в белом халате пристально вглядывается в измученное лицо женщины: - Понимаете (тяжело, подбирая каждое слово), возможно, передозировка… Не успели… Где-то почти рядом взрывается петарда, и звездное небо пронзают неоновые иглы праздничного фейерверка. Действие пятое. Начало нового 2008 года. Утро. В кабинете начальника наркоконтроля сам начальник, «Дед Мороз» и журналист (кстати, в новеньких скрипучих ботинках). Сидят и пьют горячий кофе. Начальник (продолжая разговор): - …В отношении задержанной возбуждено сразу четыре уголовных дела: за сбыт наркотиков и незаконное хранение боеприпасов. Журналист: - Она призналась все-таки или нет? - У нас так, – начальник отпил из чашки, – чем меньше наши «клиенты» говорят, тем суровее их ждет наказание… Только по одной из трех статей, по которым возбуждены уголовные дела в отношении задержанной, предусмотрено наказание от восьми до двадцати лет… Сыщик (бывший «Дед Мороз»): - Ну, конечно, на восемьдесят лет ее никто не осудит. Но… она знала, на что идет… И, вообще, за наркотики сейчас (стучит по столу костяшкой пальца) дают больше, чем за убийство. Журналист: - Ну, теперь город вздохнет немножко посвободнее? Начальник (задумчиво закуривая): - Вряд ли. На одно освободившееся место наркоторговца претендуют сразу двое желающих… Авторская ремарка. Продолжение следует?.. Информация к размышлению Метамфетамин или кратко «мет» (meth, отечественное название Первитин, Винт) – это опасный, смертельный и не поддающийся прогнозированию синтетический наркотик. Мет также известен, как «скорость», «лёд» и «кристалл». Как и кокаин, мет является сильнодействующим возбуждающим средством для центральной нервной системы. Метамфетамин развивает сильное пристрастие с первого раза. По оценкам ООН, объемы производства амфетаминовых стимуляторов, включая метамфетамин, составляют 500 тонн в год. В России, по данным правоохранительных органов, в общей структуре наркотиков, которые изготавливаются и употребляются в наркопритонах, 52% занимает первитин, 41% – героин, 7% – марихуана. Усиление борьбы с распространением наркотиков растительного происхождения, а также относительная дороговизна героина создали условия для развития незаконного кустарного производства первитина, пользующегося большим спросом в молодежной среде. Первитин – это отечественное название метамфетамина. Он запрещен законом и относится к классу кокаина и других мощных «уличных» наркотиков. Наиболее распространенные «уличные» названия: винт, лед, фен, меф, амфа, фенамин, феня, мел, скорость и спид. Да, стоит первитин дешево. Как утверждают специалисты, его приготовление – совсем не сложная наука. Однако при его производстве используются опасные химические соединения, которые взрывоопасны. Из-за того, что используемые ингредиенты испаряются, а также из-за того, что изготовители первитина сами являются наркоманами и дезориентированы, очень часто они сильно обгорают и калечатся или даже погибают, когда их «варево» взрывается. Подобные несчастные случаи подвергают опасности соседей в близлежащих домах и других зданиях. В нелегальных лабораториях производится также множество токсичных отходов: при производстве 1 килограмма наркотика получается 5 килограммов отходов. Люди, имеющие доступ к этим отходам, могут отравиться и заболеть. Первитин чаще всего употребляется на вечеринках, в ночных клубах как «клубный наркотик». Это опасный и мощный химический препарат. Как и все наркотики, он сначала действует как стимулятор, но потом начинает стремительно разрушать тело. Он наносит серьезный урон здоровью, включая потерю памяти, агрессию, психотическое поведение, поражения сердечно-сосудистой системы и повреждения мозга. Первитин сжигает ресурсы тела, быстро создавая истощающую зависимость, которую можно облегчить, только приняв дополнительную дозу. После того, как наркотик перестает оказывать воздействие, наркоманы испытывают спад, физический и умственный слом. После долгого приема приглушается естественное чувство голода, и человек сильно худеет. К отрицательным последствиям также относятся неспокойный сон, гиперактивность, тошнота, иллюзия всесильности, повышение агрессивности и раздражительность. Другие вызывающие беспокойство проявления – это бессонница, замешательство, галлюцинации, чувство тревоги, паранойя, желание на кого-то напасть. Зачастую первитин вызывает сильные конвульсии, доводящие до смерти. Продолжительный прием первитина приводит к необратимым последствиям. Чрезмерное повышение кровяного давления и пульса разрушает кровеносные сосуды, каналы в мозге, что может вызвать инсульт. Неравномерное сердцебиение может вызвать сердечный приступ. Серьезно повреждаются печень, почки и легкие. Даже у тех, кто перестал принимать первитин, наблюдаются провалы в памяти и резкие перепады настроения. Наркоманов со стажем часто называют «винтовые». Все их существование посвящено предотвращению отходняка, болезненного ухода от наркотического возбуждения. Но, как и с другими наркотиками, теперь для получения такого же удовольствия требуется увеличить дозу, что заставляет наркомана пускаться во все тяжкие ради новой порции первитина. Любые наркотики, по сути, являются ядами. Но метамфетамин (или первитин) обладает еще одним побочным действием: он воздействует непосредственно на разум. В конце концов человек все равно оказывается перед выбором: либо отказаться от наркотиков для того, чтобы жить, либо… Но, как правило, часто бывает уже слишком поздно.
Елена Кривцова

Опубликовано 16 января 2008г., 12:53. Просмотров: 2884.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика