Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Острый угол - Любимый город может спать спокойно?

Любимый город может спать спокойно?

Читатели со стажем, наверное, помнят ряд материалов, опубликованных мной на страницах «Сарова» по следам украинских событий. Осенью 2014 была напечатана статья под названием «Война прошедшая и война нынешняя»(*), посвящённая, помимо прочего, проблеме выживания городского населения во время боевых действий.

Ни малейшей реакции тогдашних саровских властей она не вызвала.

Но всё течёт, всё меняется. Теперешний состав органов город­ского самоуправления позиционирует себя как команда серьёзных людей, выдвинутых от серьёзного (серьёзней некуда) градообразующего предприятия.

Так как солидным людям не к лицу прятать головы в песок при виде надвигающейся опасности, автор этих строк берёт на себя смелость вернуться к вопросу, поднятому полтора года назад. Тем более, что угрозы, лишь потенциально намечавшиеся осенью четырнадцатого, к настоящему времени приобрели вполне конкретные черты и немалый вес.

Что я имею в виду?

Так называемый «исламский Халифат» из разношёрстных банд превратился в устойчивое государственное образование с мощной экономикой, транспортной системой, учебными и медицинскими учреждениями, боевыми частями, стойко переносящими многомесячные авиаудары самых передовых ВВС мира... И выдерживающими натиск двух регулярных армий (Ирака и Сирии), подпираемых союзниками из десятков стран.

Этот чёрный легион стремительно раскидывает свои щупальца от Мали и Верхней Вольты до Индонезии, не стесняясь, предъявляет претензии на территории Испании, Балкан, Кавказа, Тибета... Да ещё в резерве – второй Халифат, конкурирующая, так сказать, фирма – талибановский: в Афганистане, Пакистане и прилегающих районах.

Исламистская Турция фактически встала в тот же лагерь, открыто взяв курс на возрождение Османской империи. Здесь мы имеем против себя современную 75-ти миллионную сплочённую страну с мощной армией, многочисленным флотом и авиацией. Вековая вражда к России, длинный список утрат, понесённых от неё – отлично мотивирует и население, и военных. Страна стала ключевым связующим звеном, координирующим фашистов ИГИЛ с их бандеровскими коллегами. За провокациями с вовлечением на стороне Анкары сил и средств блока НАТО дело не станет.

Шовинистический режим в Киеве за эти полтора года серьёзно окреп, заручившись безоговорочной поддержкой Запада во всех своих антироссийских бесчинствах. Украинская армия из толпы неуправляемых оборванцев на едва двигающемся металлоломе стала вполне боеспособной силой, закалённой в сражениях. Почувствовала вкус крови, узнала горечь поражений, напиталась ненавистью и приобрела опыт. Это уже не те опереточные майданутые полубратья-полувраги, как весною 2014 – это умелые бойцы, потерявшие тысячи своих друзей в войне с «москалями» и горящие желанием отомстить. Круглосуточно работающие военные заводы, помощь США и Европы насытили войска техникой, и чтобы нейтрализовать украинскую армию, теперь вместо полудюжины бригад потребуется пара общевойсковых армий.

Словом, при одновременном ударе Украины на Донбасс и Крым, Турции на Крым и Кавказ и Халифата через Среднюю Азию на Урал и в Поволжье, огневой мощи обычных средств Российских вооружённых сил элементарно не хватит. А добавить к этому завезённую Штатами в Прибалтику бронетехнику на несколько дивизий – совсем грустно становится. Вышколенная, но малочисленная контрактная армия гибнуть десятками тысяч в «собачьих схватках» явно не готова. Остаётся отмахаться ядерной дубиной, с чем мы, без сомнения, справимся. До «стратегов», будем надеяться, дело не дойдёт, но массированное применение тактических боеприпасов по всем фронтам более чем вероятно. Ну, а использовав по прямому назначению продукцию нашего славного Института, было бы непростительной глупостью не ожидать «ответки» в том или ином виде.

 

Это была необходимая присказка. Перехожу к самой сказке.

Ни для кого не секрет, что наш с вами замечательный город и его основное предприятие были, есть и останутся одной из лакомых целей для всех врагов России. Дело тут даже не столько в военном значении, сколько в престижности уничтожения «колыбели русского ядерного милитаризма» для западных элит и обывателя.

А сохранение жизни горожан и сотрудников РФЯЦ является первейшей заботой руководства города и ВНИИЭФ (да, в общем-то, и руководителей страны тоже).

В первые годы существования Объекта данное правило выполнялось неукоснительно. Вокруг города были развёрнуты несколько зенитно-ракетных дивизионов. Жилая и производственная застройки были обеспечены сетью убежищ и противорадиационных укрытий. В непосредственной близости от периметра дислоцировался полк войск гражданской обороны (позднее – бригада МЧС «Барракуда», расформированная лет семь-восемь назад). Жильё, как и в других «атомных» городах, располагалось в густом лесном массиве, что существенно ослабляет действие ударной волны.

 

Теперь практически всё это – в прошлом.

От удара межконтинентальными ракетами тогда защищал принцип взаимного гарантированного уничтожения, авиация потенциальных противников парировалась сплошным периметром «точек» ПВО на границах СССР и могучим истребительным парком, а приличных крылатых ракет ещё ни у кого не было.

Сегодня нет ни первого, ни второго, ни третьего. Из всех российских городов надёжно прикрыты противовоздушной обороной лишь Москва (10 полков ЗРК) и Санкт-Петербург (6 полков). Кое-какая защита есть у военно-морских баз типа Мурманска, Новороссийска и Севастополя (причём, у них ещё флотская ПВО имеется), а в Центральной России кроме, почему-то, Воронежа, НИ-ЧЕ-ГО. Летай, где хочешь.

Ни один из городов Поволжья не закрыт теперь от воздушной атаки, и мы с Нижним – не исключение. Полторы эскадрильи МиГов в Саваслейке хорошо, если слегка проредят «Томагавки» на подлёте.

 

Теперь сам город. Никакие убежища уже более полувека не строят, хотя население выросло с тех времён раза в три. Наоборот, в конце 2014 года, когда уже вовсю шла война у наших границ, было варварски снесено здание бывшего МУПК (вечерней школы) вместе с монолитным железобетонным укрытием, размещавшимся в подвале. Укрытием, единственным во всём жилом районе. Поступок тогдашних руководителей, согласовавших данное деяние, иначе как государственной изменой не назовёшь.

Высокорослые зелёные насаждения, незаменимая роль которых в деле сооружения укрытий, укрепления подвалов, обеспечения населения доступным топливом в критический период ясна, как Божий день любому, – все эти полтора года активно уничтожались. Новым городским властям необходимо немедленно прекратить эту практику, а тех, кто допустил подобное развитие событий – привлечь к ответственности, как врагов народа.

Само собой, ничего не сделано в части повышения устойчивости городских систем жизнеобеспечения (см.*) на случай военного нападения. Ни малейшей разъяснительной работы не проведено с населением. Не созданы необходимые запасы продовольствия, медикаментов, топлива, инвентаря, автономных источников энергии. Ещё один момент: одновременно с упомянутой статьёй вашего покорного слуги, в городских газетах прошла информация, что подавляющая часть средств на складах ГО имеет превышение по срокам хранения, технически устарела и непригодна к использованию. Было бы крайне интересно узнать, что изменилось в этой сфере за истёкшее время.

Всем понятно, большинство вышеперечисленных проблем для своего решения требуют немалых средств. К их источникам мы ещё вернёмся, а пока задержим внимание на одном пункте, реализация которого наименее затратна, а роль – огромна.

Я имею в виду информирование жителей.

В соответствующих подразделениях ВНИИЭФ накоплена огромная фактическая информация о действии поражающих факторов ядерного оружия на местности и в различных типах городской застройки. В 1950-60-х годах были проведены многочисленные натурные опыты, обобщённые результаты которых большого секрета, надо думать, давно не составляют.

Теперешние вычислительные возможности Института, полагаю, без особого труда позволят составить наглядную картину последствий детонации стандартного боеприпаса, к примеру, крылатой ракеты «Томагавк», над территорией ЗАТО для жилого сектора Сарова (промзона, понятно, секретна, да и малоинтересна большинству горожан), а также для ближайших окрестностей. Имеются в виду прилегающие населённые пункты и садоводческие товарищества саровчан.

В качестве примера приведу находящиеся в широком доступе материалы аэрофотосъёмки японского города Нагасаки до и после ядерного удара 9 августа 1945 года.

Особо впечатлительных прошу не пугаться видом тотального разрушения: застройка Нагасаки состояла преимущественно из деревянных зданий, полностью выгоревших при пожаре, а размерность радиусов от эпицентра (1000, 2000) дана в футах, составляющих менее трети метра.

С другой стороны, мощность американской бомбы «Толстяк», сработавшей над этим несчастным городом, составляла всего 22 килотонны – смешную по современным меркам величину. С ростом мощности, площадь поражения, естественно, увеличивается: так, во время испытаний знаменитой сахаровской «слойки» (400 Кт) зона разрушений кирпичных строений имела радиус порядка 4 км.

Но будем надеяться, столь тяжёлые боеприпасы применяться не будут. В нашем случае нужно взять эквивалент 150 Кт (боеголовка W 84) или 200 Кт (заряд W 80) с вероятным эпицентром где-то в середине основной промплощадки и, на всякий пожарный, ещё варианты – с подрывом над третьим производством и 21-й площадкой. Также необходимо проработать сценарий атаки важнейших целей несколькими десятками неядерных боезарядов повышенного могущества с повреждением опытных установок и выбросом опасных веществ.

А далее, с учётом рельефа, оставшегося озеленения, взаимного экранирования и ориентации застройки, простраивается подробная карта возможного поражения людей, техники, зданий и инженерных сетей. Современные средства визуализации позволяют изобразить последствия с максимальной наглядностью. Соответственно, население будет чётко представлять, в каком районе и на каком этаже будет достаточно запастись «лепестками» и закрыть окна фанерными щитами, а кому не помешает обустроить блиндаж в «Моторе» или «Надежде».

По итогам компьютерного моделирования должны быть разработаны комплекты инструкций для всех задействованных служб и памятка для населения с рекомендациями для каждой зоны, микрорайона, типа застройки.

В свете происходящего вокруг представляется совершенно неуместным движение жилой застройки к промышленной зоне (пойма Сатиса), где любые постройки будут уничтожены в первую очередь не только в случае ядерной атаки, но и рискуют быть опрокинутыми либо выпотрошенными ударной волной обычного боеприпаса большого калибра, применённого по комплексу зданий управления ВНИИЭФ.

То же самое относится к затее с восстановлением Успенского собора на монастырском холме.

*    *    *

Кто-то непременно скажет, дескать, автор сгущает краски, нагнетает панику... был бы очень рад, ежели так. Но вот американцы на рубеже 1950-60-х годов, когда у СССР были буквально считанные десятки боезарядов, способных «достать» территорию США (против ТЫСЯЧ штатовских, держащих нас на прицеле), не стеснялись проводить масштабные учения с эвакуацией населения, прятанием школьников под парты, массово строили бункеры... На тот момент для них угроза была призрачной, но они не только гнали волну, «раскручивая» избирателей и Конгресс на новые военные траты, а ещё думали на десятилетия вперёд – а мы будем, как заведено, на авось полагаться?

Хотя, повторюсь, в ТО время и у нас было всё всерьёз: и укрытия возводили, и части ГО, где надо, стояли, и народ со школьной парты НВП учил.

Ныне граждане страны (и чем скорее, тем лучше) должны свыкнуться с мыслью, что затянувшиеся на четверть века и ставшие привычными «типа партнёрские» отношения России с Западом – нелепое недоразумение, стоившее нам очень дорого. Вернулось обычное, НОРМАЛЬНОЕ, вековое отношение к нам всего «цивилизованного мира» и его марионеток по нашему периметру – противостояние. Иногда горячее, иногда холодное, но в мире акул капитализма выбор невелик – ты или конкурент в схватке не на жизнь, а на смерть, или еда.

Теперешняя грызня – не досадный эпизод, который не сегодня-завтра пройдёт и забудется. Как бы нам ни хотелось, но нашим детям и внукам предстоит жить в окружении огненного хаоса и кровавых провокаций. Лихорадочные усилия военно-политического руководства России по наращиванию оборонного потенциала страны, прежде всего ядерного – лучшее тому подтверждение.

*    *    *

Кроме информирования и тренировок горожан на случай воздушного нападения, не мешает провести работу по организации сопротивления граждан и сотрудников Института при возможном прорыве в ЗАТО диверсионных групп, мятежа гарнизона или сочетания того и другого. Я тоже здесь велосипед не изобретаю: в европейских странах НАТО более трёх десятилетий успешно функционировала сеть «Гладио», сформированная правительствами для противодействия возможной «советской агрессии» или захвату власти местными коммунистами. Естественно, такие мероприятия носят преимущественно закрытый характер, но участие гражданских активистов и дружин самообороны возможно и желательно.

Нелишним будет заранее организовать жителей (по территориальному или производственному признаку) в десятки и сотни с определением ответственных с соответствующими полномочиями. Создать сеть опорных пунктов сбора, выдачи оружия, продовольствия, медикаментов, предметов первой необходимости.

Подчёркиваю: всё это надо сделать ЗАРАНЕЕ, без спешки и паники. Любая неорганизованность и импровизация в критический момент будут стоить немалых жертв. Давно известно: кто предупреждён – тот вооружён. Когда русский человек начеку – немного охотников найдётся испробовать нас на прочность, а стоит расслабиться – жди беды.

Все только что перечисленные действия носят срочный характер и обеспечиваются элементарными организационными решениями в считанные месяцы и не требуют, как я уже говорил, больших финансовых затрат. Однако, мир погружается в хаос не на месяцы и даже не на годы, а на десятилетия. Соответственно, нужно принимать не только тактические, но и стратегические шаги, снижающие уязвимость жилого сектора ЗАТО Саров (насчёт безопасности РФЯЦ, надеюсь, есть кому позаботиться) от долговременных угроз.

Во-первых, это – срочная постройка Северного КПП и автодорожной сети к нему, преступно затягиваемая уже два десятка лет.

Во-вторых, необходима находящаяся вне радиуса поражения объездная дорога, соединяющая улицы Курчатова – Раменская с улицей Силкина. Магистраль следует поднять на эстакаду (путепровод) над речной долиной в районе лыжной базы и вывести к обводу старого водозабора.

Проектируемый в центре новый мост между ул. Давиденко и Октябрьской будет совершенно бесполезен, так как попадает в зону удара.

В-третьих, требуется расшить выезды с КПП 1 и 3, отремонтировав дороги, увеличить пропускную способность моста через Вичкинзу и перекрёстка в Цыгановке.

В-четвёртых, неплохо бы заняться созданием ландшафтных и лесозащитных полос, укрывающих застройку, живую силу и технику от обнаружения и поражения всеми видами боеприпасов. Наиболее выгодная конфигурация данных полос определяется по результатам описанного выше цифрового моделирования.

На данном пункте считаю нелишним остановиться подробнее.

Последние месяцы в выпусках теленовостей кадры с Донбасса сменились съёмками из Сирии, города и посёлки которой являют столь же безрадостную картину превращённых в решето зданий. На причинах автор этих строк подробно останавливался в предыдущем материале (см*). Какие существуют современные градостроительные решения, повышающие защиту материальной части и выживаемость населения?

Пристального изучения здесь заслуживает опыт бывшей Югославии, где во времена Тито при строительстве ряда микрорайонов вытесняемый из котлованов грунт использовался для обваловки периметра. Земляные насыпи засаживались деревьями, обеспечивая защиту жилья от шума, ветра и пыли, создавали естественную развивающую среду для детей. По сути, вкупе с комфортом создавалась заготовка укреплённого района, способная противостоять большинству поражающих факторов современного оружия.

В теле указанных насыпей возможно размещение гаражных блоков с погребами, что даст дополнительный грунт и обеспечит защиту техники, припасов, а при необходимости – и людей. Не вижу препятствий для включения данной практики в градостроительные планы и регламенты при новой застройке.

Нельзя не сказать о необходимости возобновления строительства капитальных укрытий в подвалах зданий. Благо, бурно развившаяся в новом столетии технология монолитного железобетона сама подталкивает к такому шагу. Дабы это не легло непосильным бременем на плечи застройщиков (а через них – покупателей жилья), нужно разработать механизм государственного софинансирования возведения домов с защитными сооружениями, а также, соответственно, участия муниципалитетов в доходах от их эксплуатации в мирное время.

Ещё один момент. Проходя по городским дворам, невозможно не заметить прислонённых к мусоросборникам то там, то сям оконных рам и балконных дверей – результата замены их на более современные. Старые девать некуда, и их просто выкидывают на свалку. Стекло (вечный материал, не разлагающийся тысячелетиями) бьётся, дерево остаётся гнить, фурнитура – ржаветь... в общем, привет природе и потомкам!

Никому не приходило в голову, что всё это в случае часа «Х» станет на вес золота?

При любом обстреле первыми вылетают окна!!! А в нашем климате лишённая остекления квартира моментально становится бесполезным объёмом, непригодным для жизни. Быстро восстановить контур при отсутствии запасов (а их, ясное дело, нет) невозможно. Остаётся плёнка, но это, как вы понимаете, не то.

Есть предложение – организовать централизованный сбор и складирование элементов остекления, демонтированных при ремонте в жилых, общественных и производственных зданиях. Площадки хранения необходимо разместить в стороне от возможных эпицентров. Некоторое количество окон можно реализовать по невысоким ценам населению, которое рассредоточит их по дачам, теплицам и верандам, а в случае чего – вернёт в повреждённые районы города.

*    *    *

В завершение нашего разговора остановлюсь на возможных источниках средств, потребных для запуска хотя бы некоторых важнейших начинаний.

Первый источник (репрессивный) – автотранспорт.

Вернее, полнейшее отсутствие культуры парковать свою машину согласно правил у немалой части саровских автолюбителей. Количество лакированных колесниц, каждую ночь бесцеремонно попирающих газоны, детские площадки, тротуары, стоящих прямо на перекрёстках и переходах, исчисляется тысячами. Если даже пятая часть злостных нарушителей (это вам не «отвлёкся и не заметил знак» – загнать машину на тротуар по рассеянности невозможно) будет наказана, то в день это будет сотня-другая тысяч, а в год – с полста миллионов – аккурат на многоэтажную парковку штук на 80-100 легковушек. Достаточную, чтобы разгрузить среднестатистическую улицу от неподвижного железа, обеспечив нормальный проезд. Следующий год – ещё одна парковка, и так далее... А то не ровен час, завоют сирены, а по улицам не проехать: три-четыре аварии и полгорода никуда не эвакуировалось.

Второй – также из раздела «кнут».

Скрупулёзно подсчитать ущерб, понесённый городом и гражданами от бесполезных строек и бессмысленных сносов да вырубок (у каждого честного саровчанина не хватит на руках пальцев перечислить лишь самые вопиющие случаи, известные ему лично, а уж соответствующим органам – тем паче). И заставить всё это возместить. Те, кто за это должен ответить – люди очень и очень небедные, и раскиданная на них сумма в несколько миллиардов вовсе не станет для них непосильной.

Третий – напротив, из области «пряников».

Приватизация муниципальных квартирных общежитий. Вопрос этот назрел, перезрел и сгнил на ветке. Дети, родившиеся в «малосемейках», успели окончить школы, отслужить в армии, начать обзаводиться своими малышами, а их постаревшие родители всё никак не вылезут из общажного статуса. Ни продать, ни расширить жилплощадь, ни разъехаться с молодыми... даже ремонт приличный делать смысла нет (хотя кого совсем припёрло – и окна меняют, и сантехнику – надеются, похоже, на приватизацию). Всё это время городской бюджет тратит на содержание общежитий и выплату субсидий немалые средства. В последнее время к ним добавились взносы за капитальный ремонт, которые собственник (муниципалитет) обязан вносить в региональный фонд. Так как здания достаточно новые (1990-х годов постройки), то до ремонта и вкушения его плодов дотянут разве что внуки нынешних обитателей. Проще говоря, ни город, ни наниматели жилья этих денег больше не увидят – всё растворится в бездонном кармане области.

И к тому же, вовсе не обязательно отдавать всем квартиры безвозмездно. Понятно, те, кто живут в «малосемейках», 10-15 лет и более работали в социальной сфере и городском хозяйстве (в основном, за гроши) – заслужили это право. Прожившим 5-10 лет можно передать-продать жильё со скидкой, а недавно вселившимся – или по балансовой стоимости, или с условием отработки определённого срока в городских структурах.

Процесс, без сомнения, пойдёт на ура. По очень скромным прикидкам, если всего треть квартир уйдёт жителям по самым социальным (тысяч по 15 за «квадрат») ценам, город получит около ста миллионов рублей.

Плюс к тому, оживится демография и рынок жилья, мебели, товаров для детей и ремонта, всевозможных сопутствующих услуг, а это – и налоги, и дополнительные рабочие места.

Опять же, занятые чадами и недвижимостью жильцы общежитий меньше купят спиртного и автомобилей – немного полегче станет с этими проблемами в Сарове. А выручки хватит на несколько крепких железобетонных укрытий в подвалах домов новых микрорайонов.

Вот на этой оптимистичной ноте мне бы хотелось завершить данную достаточно невесёлую статью. Меньше всего я бы желал нагнать на читателей страх и уныние.

Напротив, в наступившие суровые времена всем необходима твёрдость и вера в свои силы. Можно, конечно, уповать на чудо: падёт, дескать, наше руководство в ноги к Верховному и добьётся, чтобы где-то под Вещеркой или Коврезом вновь развернули полк «Фаворитов», дабы ни один супостат не проскочил, да чтоб взгрели областную власть за саботаж в постройке северного выезда из ЗАТО, да чтобы вернули «Барракуду»...

И можно опять мирно похрапывать у экранов и экранчиков...

Но, на Бога (или Президента) надейся, а сам не плошай: сверху помогают тому, кто того достоин. Пора, наконец, проснуться и взяться за настоящие, не терпящие отлагательства, дела.

* «Война прошедшая и война нынешняя», Газета «Саров» №№ 38, 40, 41, 42 (2014 г.)

Игорь Калашников

Опубликовано 11 марта 2016г., 15:49. Просмотров: 1584.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика