Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Политсалон - Демократия как сыр в мышеловке

Демократия как сыр в мышеловке

Какое блюдо готовят для жителей России нынешние политические «кухарки»?
Пока Земля еще вертится, Господи, – твоя власть! – дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть…
Молитва Франсуа Вийона.
Выборы в Государственную думу России, так волновавшие народ совсем недавно, ушли в прошлое, а их результаты перешли в разряд незыблемой данности. Митинги пошумели-пошумели да и схлынули. И теперь в меланхоличном ожидании новых – президентских – выборов, результат которых абсолютно предсказуем, можно оглянуться назад и задать вопрос, который отчего-то очень неохотно задавался российскими СМИ в послевыборном пылу: отчего так бесславно, практически провально выступили демократические партии, включая одну из старейших демократических партий России – «Яблоко»? В чём причина провала демократов? Именно об этом и беседуют главный редактор «Сарова» Александр Ломтев и лидер общественного движения «Горсовет», кандидат философских наук Константин Кондырин (окончивший, кстати, именно то отделение философского факультета, на базе которого ныне МГУ готовит политологов). Константин Кондырин: – Убеждён, бесславная участь уготована не только «Яблоку», но и другим демократическим движениям – «Парнасу», «Солидарности», «Другой России», «Объединенному гражданскому фронту», всем, родственным по духу «Яблоку», движениям. И дело здесь вовсе не в тех или иных тактических ошибках их лидеров. Нет. В основе лежит системная, родовая ошибка. Они зачаты во хмелю, в грехе. Это своего рода мутанты действительной демократии. Александр Ломтев: – Если говорить широко, вся политическая система России, на мой взгляд, дикая мутация, да и многие государственные институты – мутанты… К.К.: – Именно поэтому все наши «демократы» были обречены на такой вот исход ещё в 1986 году, т.е. в момент своего зачатия. Если кто не помнит, «Больше демократии – больше социализма!» был первым лозунгом перестройки. «Гласность», «плюрализм», «общечеловеческие ценности» появились уже после. А ведь лозунг «Больше демократии!» был правильным. Ибо социализм, согласно редко цитируемому ныне классику, и есть демократия. Это «живое творчество масс», это когда «каждая кухарка должна учиться управлять государством», когда ты чувствуешь себя хозяином на своей молочной ферме, в забое, в цехе, в конструкторском бюро. В начале перестройки вроде бы всё так и пошло. На предприятиях активно заработали постоянно действующие производственные совещания, ежемесячно проводились собрания трудовых коллективов, организационно окрепло движение рационализаторов и изобретателей; совета трудового коллектива ВНИИЭФ, помню, откровенно побаивался даже директор института. Народ воспрянул. Воспрянул как хозяин. А.Л.: – Ну, уж нет! Пусть кухарка стоит перед плитой и варит вкусные борщи – она в этом профессионал. Народ-то воспрянул, не понимая по-настоящему, что происходит. А тем временем вот такие «кухарки» и довели Советский Союз до развала. То сельское хозяйство в крепостничество обратили, то кукурузу за полярным кругом сеяли, то в Афганистан влезли, хорошо, сибирские реки повернуть не успели… Я считаю, что страну развалили именно дилетанты от власти, «кухарки». Причем дилетанты, не прислушивающиеся к дельным советам ученых, которые не раз предупреждали… К.К.: – Но ведь и те, что пришли за ними, по сути, обманули все демократические ожидания народа. Ведь очень скоро оказалось, что лозунг «Больше демократии!» был простой «завлекалочкой». Демократия как участие народа в управлении делами государства и, прежде всего, экономикой потихоньку снимается демократами с повестки дня. Ну, отправили кухарку на кухню, экономикой начали управлять «эффективные менеджеры» – и что? Народу залпами из всех родов СМИ вдалбливается в сознание иное понимание сути демократии – мол, это свобода, гласность, плюрализм, многопартийность и проч. А простой народ отвергает демократов, что называется, нутром. Но ложное понимание демократии как полной свободы весьма близко интеллигенции, особенно творческой. Не случайно количество голосов, отданных «Яблоку» именно в культурных и научных центрах страны, в Москве и Питере, значительно превосходит порог для вхождения в Думу. А.Л.: – Да, надо честно осознавать, что большинству народа России демократия «по боку», она представляет ценность лишь для творческой интеллигенции… Так и просится на язык – «гнилой». К.К.: – Интеллигенцию в 90-е годы элементарно, как «лохов», «развели». «Развели» именно на «свободы». А «разводили» именно идейные лидеры нынешних демократов. И пока интеллигенция водила по площадям свои хороводы, оборотистые ребята далеко не демократических убеждений жирными кусками заглатывали народную собственность, обеспечивая материальную базу нынешних «свобод». Естественно, своих собственных свобод, а не свобод народа. А.Л.: – Да развели-то и интеллигенцию, и народ, да, кстати, и властную верхушку тоже. Только купили всех нас за разную цену и с разным «остатком». Но вообще термин «демократия» каждый понимает как хочет. Что, по-вашему, есть демократия? К.К.: – Демократия есть форма государства. По большому счету существуют лишь два типа, два способа, две архитектуры устройства государственной власти: – автократия – власть одного человека (монарх). Монарший сан здесь, как правило, передаётся по наследству или узурпируется; – демократия – власть многих, народа. Органы государственного управления здесь избираются народом. Как правило, этот вид государственности принимает форму республики (республика – «общее дело»). Всё. В содержании понятия «демократия» нет больше ничего. Демократия – не характеристика состояния общества. Это очень важный, ключевой момент. Демократия – тип, модель, архитектура устройства государственной власти. То есть демократия, как и автократия, есть просто форма государства. А.Л.: – И в этом смысле Великобритания не более демократическая страна, чем, скажем, Россия… К.К.: – В точку! Согласитесь, формально нет ни малейших разумных оснований относить Соединённое Королевство Великобритании к числу демократических государств. Это автократия, монархия, где всё население королевства от трубочиста до премьер-министра является подданными Её Величества. Там даже футбол Её Величества. Столь же очевидно, что совершенно недемократична архитектура государственного устройства Норвегии, Швеции, Дании, Бельгии, Голландии, Испании. И даже Люксембурга вкупе с Монако. Всё это королевства да герцогства, т.е. монархии, автократии. Но не демократии. А вот в нелюбимых Западом КНДР или в той же Белоруссии формально государственная архитектура демократии налицо. А.Л.: – Хорошо, тогда определимся с властью… К.К.: – Власть – это предоставленная или узурпированная возможность одного человека (Мы, Николай II, …) или группы людей (социальная общность, класс) представлять свою волю как всеобщую, выступать от имени всего народа. Раз демократия есть форма государства, значит, демократия – есть власть. А поэтому демократии, как власти, имманентно присущи и принуждение, и насилие, и даже диктатура. Насилие – атрибут власти. Власть без принуждения – не власть (за исключением, быть может, власти авторитета). И не надо при этом краснеть стыдливым румянцем. С исчезновением государства исчезнет и демократия. Нет явления, нет и его формы. Кстати, этой очевидности так и не понял А.Солженицин, поучавший, как нам обустроить Россию, не понял, что демократия есть власть, власть, власть и ничего, кроме власти. А.Л.: – Если демократия – власть народа. Что есть «народ»? К.К.: – Правильный вопрос. Власть, она и есть власть, но чья власть? Поэтому от ответа на вопрос «что есть народ?» зависит истинное понимание сути демократии. В исторической колыбели демократии – Древних Афинах – население республики составляло около 380 тысяч человек. Но лишь 90 тысяч из них были свободными гражданами, остальные – рабы, по сути, скот. Но ведь и свободные граждане вовсе не равны. Были богатейшие рабовладельцы, а был и простой мастеровой люд (в Древнем Риме их называли патрициями и плебеями). Кто был истинным народом республики, кто мог представлять свою волю как всеобщую, выступать от имени народа? Вот то-то и оно! Но это была демократия. С одной оговоркой – рабовладельческая, ибо «народом» Афин выступали крупные рабовладельцы. В их руках была реальная власть. Народом феодальной (сословной) демократии выступала аристократия, сословная знать, крупные землевладельцы, а вовсе не многомиллионная чернь, не смерды, не крепостное быдло. Первая дума на Руси была именно боярской. Кто есть истинный народ в современной буржуазной России? Именно этот класс определяет экономический уклад государства, его политику, характер права, навязывает населению свой образ жизни, свою культуру, моральные ценности, свой кодекс поведения. Остальные – просто электорат. Да, электорат свободен, да, по Конституции он равен с буржуазией, да, он… Но при всём при этом электорат безвластен. Вывод: в зависимости от того, какая социальная группа (класс) сосредоточила в руках государственную власть, различают следующие типы демократии – рабовладельческую, феодальную или сословную, буржуазную, социалистическую. Исходя из этого, я предлагаю во всех статьях нашей Конституции вместо слова «народ» ставить слово «буржуазия», «буржуазный». Коренное отличие социалистической демократии от всех других в том, что это власть народа, т.е. абсолютного большинства населения страны. А.Л.: – Мне кажется, что вы играете терминами да еще в старых советских традициях. В советские времена у большинства было столь же мало власти, как и сейчас. И именно исходя из ваших же утверждений: «какая социальная группа (класс) сосредоточила в руках государственную власть – такова и демократия». К тому же и термины «капитализм» и «социализм» сильно размыты и не дают четкого понимания, четких оценочных критериев. Я, например, считаю, что те же капиталистические страны Скандинавии на порядок более социалистические, чем социалистический Советсткий Союз... К.К.: – Простите, но я не понимаю, о каком социализме в Скандинавии можно говорить при частной собственности. Социализм – это прежде всего общественная собственность. А.Л.: – В СССР собственность не принадлежала народу, она принадлежала государству, то есть в СССР, я считаю, был обыкновенный государственный капитализм. Никто не убедит меня, что во времена СССР народ принимал большое участие в управлении страной, поскольку я сам в эти времена жил и всё помню… Просто при Ельцине партократию сменила ворократия. Да еще и удобно пристроившаяся в одну постель с Западом. И всё… К.К.: – Но согласитесь: государство тем более демократично, чем более широкие народные массы вовлечены в управление делами этого государства. А это и есть единственный критерий зрелости, развитости демократии. Подчёркиваю особо – единственный критерий. Других в принципе быть не может. А.Л.: – Да я с этим и не спорю, я говорю о том, что мы сменяли шило на мыло: поменяли одних правителей на других – не хуже и не лучше… Хотя в мене этой простые люди многое потеряли… Итак главный вопрос сегодняшнего дня? К.К.: – Проигравшие как бы демократы надрываются: «Власть, верни власть!», а реальный вопрос: «Власть, верни народу его собственность!» Хотя, если строго научно – на политическом небосводе страны нет противников демократии. Геннадий Зюганов такой же демократ, как и Борис Немцов. Просто Зюганов за социалистическую демократию, т.е. за власть абсолютного большинства народа, а Немцов – приверженец демократии буржуазной, т.е. власти меньшинства над подавляющим большинством народа. А.Л.: – Что же впереди? Псевдодемократическая автократия? К.К.: – Хочу процитировать фрагменты статьи «Россию ждёт национализация и новый социализм?», опубликованной в еженедельнике «Версия» (№47, 2011 год):
«Целый ряд известных российских экономистов пророчат России скорую национализацию. Выводы экономистов базируются на анализе речи Владимира Путина, с которой он выступил на съезде «Единой России». «Прежде всего, новому главе государства придётся провести национализацию крупных промышленных предприятий, ТЭК, банковской сферы и энергетики, ибо цели … долгосрочные, а их реализация будет возможной исключительно в случае, если все перечисленные отрасли промышленности будут действовать не под влиянием частных лиц, одержимых рыночной конъюнктурой, но будучи жёстко подчинены текущей государственной политике». «…в речи Путина особый акцент сделан на переход организации производства от отживающей свой срок рыночной экономики к современной пострыночной«. «Власть, по его мнению, должна выражать и защищать «интересы подавляющего большинства» граждан и опираться на это большинство… А граждане должны получить возможность… принимать участие в работе этой власти». «Путин предложил так организовать социальные отношения, чтобы главным мерилом успеха человека стали образование, способности, труд и профессионализм».
А.Л.: – То есть Владимира Владимировича можно понять и так: «Назад в будущее!» Это очень интересно. Если только это не результат испуга. Власть, мне кажется, начинает нутром понимать: что-то не так! А послевыборная ситуация только подтвердила – «не так»! Вот и пошли какие-то движения в сторону настоящей демократии. Вопрос только в том, что это – реальное желание или заигрывание? К.К.: – Поживем – увидим…
Елена Кривцова

Опубликовано 12 января 2012г., 23:12. Просмотров: 2983.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2022 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика