Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Политсалон - Ампутация сердца

Ампутация сердца

Что такое человек без сердца? Голлем, зомби, порождение доктора Франкенштейна… Повсюду в Сербии, будь то столичный Белград или самая захудалая сербская деревушка в горах, плакаты напоминают: «Косово – сердце Сербии!» Что ждет это сердце? Тяжелейшая операция? Ампутация?.. ЗДРАВСТВУЙ, БОЖЕ… - Здравствуй, Боже, как дела? – с такой вот фразы Игоря Макарова начался наш первый день в Белграде. А что поделаешь, если имя водителя, приехавшего за нами в аэропорт вместе со старинным приятелем Игоря писателем Николаем Живковичем – Боже. Боже погрузил наши сумки в багажник, провез по живописным окрестностям Белграда, по центру города, показал руины нескольких до сих пор не восстановленных после натовских бомбежек зданий и в целости и сохранности доставил к месту проживания. - Спасибо тебе, Боже… В Москве еще лежали остатки серого снега, а тут, в Белграде, вовсю цвели магнолии, на склонах окрестных зеленых холмов прозрачно розовели персиковые деревца, роняли лепестки яблони. Белград жил обычной жизнью шумного, деловитого, суетливого мегаполиса, за домами отблескивала серебром «стрелка» Дуная и Савы, и временами возникало странное ощущение, что идешь верхней частью Нижнего Новгорода, там, где сливаются Волга и Ока… Но со стен, автобусных остановок, домов и рекламных щитов – всюду – кричали яркие наспех наклеенные плакаты: «Косово – сердце Сербии!» И сразу становилось ясно: спокойствие лишь внешнее, кажущееся. Город замер в ожидании будущего. А какое оно, не знал никто. Как не знали и мы, что всего через пару дней окажемся в этом самом «сердце», и не просто в крае Косово, а в самом его центре – старинном селе и древнейшем православном сербском монастыре Грачаница… Но пока мы шли в редакцию авторитетного белградского журнала «Геополитика». Главный редактор журнала Слободан Ерич уже был знаком с моим спутником – писателем, историком и переводчиком Игорем Макаровым. Игорь – большой знаток Балкан, и разговор, естественно, сразу же зашел и об истории отношений Сербии с окружающим миром, и о современной ситуации, и о возможных вариантах будущего. В разговоре принял участие и приехавший специально, «чтобы встретиться с русскими», известный писатель, политик и публицист Златомир Попович. Златомир Савович, можно сказать, – «человек мира». Еще мальчишкой пережил оккупацию Сербии фашистами, после прихода Тито сбежал во Францию, потом – в Германию, где стал одним из лидеров известных студенческих волнений шестидесятых, но при этом ухитрился получить три высших гуманитарных образования. Теперь так и живет «на два дома» – то в Берлине, то в Белграде. Хорошо зная западный мир, Попович не питает иллюзий относительно намерений Запада в отношении Сербии. Он твердо уверен, что, оказывая давление на эту небольшую страну, западные политики на самом деле покушаются на интересы России. И он убежденно спорит с редактором «Геополитики», который к Западу более лоялен, и несколько романтично считает, что все зависит еще и от того, например, кто придет к власти в США. - Буш лучше Клинтона, – утверждает Слободан, – потому что в Буше больше христианского! И он не бомбил Белград. - Но ведь именно Буш поддержал окончательное отделение Косова от Сербии, – возразили мы. - Только формально, – не смутился Слободан, – а заложил все это Клинтон. - В политике формальное иногда стоит значительно дороже, – не согласился с доводом Попович, – чем нечто реальное. Согласитесь, для Сербии лучше было все же если бы даже при фактическом отделении края, формально он все же оставался в границах Сербии! Возразить на это было нечего… Увы – мир весьма сильно изменился, стал сложнее и многомернее, – пришли мы к общему выводу, – и быстро меняющаяся система международных отношений, уродливые метаморфозы международного права (политика двойных стандартов), «приправленные» неугасающими очагами терроризма, ужесточающаяся межконфессиональная (порой совершенно необъяснимая с точки зрения здравого смысла) конфронтация все чаще ставят в тупик и руководителей стран, и простых обывателей. Буквально на следующий день мы получили этому яркое подтверждение, встретившись с сербами из Загреба, которые поведали нам, что в Хорватии положение православных сербов еще хуже, чем в Косове. В Хорватии между собой враждуют мусульмане, православные и… католики! Причем две христианские конфессии особенно нетерпимы друг к другу… «РУССКИ ЦАР» …Журналистка одной из ведущих сербских газет «Правда» Биляна Живкович, очевидно, чтобы подольстить нашим национальным чувствам, пригласила нас на интервью в популярный в Белграде ресторан «Русски цар». Впрочем, от обычных белградских кафан он отличался только официантами в кумачовых косоворотках да многочисленными портретами русских царей, среди которых затесался отчего-то и Григорий Распутин. Кто у кого брал интервью, правда, было не совсем понятно. Кстати, если вы зашли в Белграде в русский ресторан, это вовсе не значит, что вы будете пировать по-русски. Стакан чая с лимоном, печенье и плевочек меда в вазочке – и все, над этим можно просидеть хоть три часа. Это не от скупости, так уж тут принято… Вообще, толстых сербов мы практически не видели… Мы гоняли чаи, со стены на нас с нескрываемым подозрением поглядывал Распутин, а Биляна все расспрашивала нас о Путине, которого здесь иначе как русским царем и не величают, о Чечне, параллель с которой напрашивалась каждый раз, когда речь заходила о Косове, и отчего-то о казаках. Мы в свою очередь расспрашивали Биляну о настроениях, которым подвержена современная Сербия. А настроения, если коротко, можно выразить простым тезисом: «Россия нас не оставит!»… Вообще плакатов типа «Россия и Сербия – вместе навек!» за время нашего путешествия по Сербии мы увидели немало. И портретов Путина. К Путину относятся здесь едва ли не благоговейно. «Цар», в общем. *** Центр Белграда, совсем московская толчея, позеленевшие от времени бронзовые памятники сербским и русским царям, улица Николая II, черная цыганка с маленьким ребенком на руках тянет к прохожим раскрытую ладонь (впрочем, нельзя исключить и того, что это беженка с юга Сербии)… Кафана «Шуматовац» – одна из сотен в Белграде, как и в каждой, здесь пряные кофейные ароматы, сигаретный дым и гул мужских голосов (женщин в кафанах значительно меньше, ну, это и понятно, такое серьезное дело, как обсуждение глобальных международных проблем, женщине ведь не доверишь). Мы записываем имена и телефоны сербов, которые могли бы помочь нам в Косовской Митровице и в Грачанице. Наши белградские друзья осторожно отговаривали от этой поездки. «Албанцы уже вовсю создают свое государство, – втолковывали они нам, – вводят новые документы, вас в лучшем случае ссадят на первом же блокпосту, а в худшем…» Все же мы решили рискнуть и даже старательно записывали в блокноты номера... Однако прежде, чем отправиться вглубь Сербии, дотошно осмотрели Белград. За огромным Сербским храмом в центре города притулилась маленькая русская церковь Святой Троицы. Во время обстрела американцами белградского телецентра пострадала и эта церковка. Восстанавливали ее совместно сербский и русский патриархи. Чем интересен этот маленький храм? Именно здесь, оказывается, покоятся останки генерала Врангеля. Как и просил он перед смертью, похоронили его на православной земле. Игорь поставил перед гробницей свечку, а хорватский серб Михайлович, зашедший с нами в храм, вдруг отчего-то задумчиво сказал: - Хочу, чтобы на моих похоронах звучала песня «Волга-Волга, мать родная…» В двух шагах от церкви камень с именами погибших во время бомбежки телецентра журналистов. Все-таки в голове не укладывается. Где Белград и где Вашингтон! И все-таки какой-то дядя решает, что нужно послать самолеты и крушить чужой город только потому, что кто-то не признает «американских стандартов», хочет жить по-своему. Мир сходит с ума!... КОСОВСКА МИТРОВИЦА - Ссадят нас здесь! Как пить дать, – сказал Игорь, когда автобус вдруг встал в хвосте небольшой очереди автомашин у первого на пути в Косово блокпоста. Сбоку на проезжавших угрюмо и самодовольно смотрел огромный ООНовский «Хаммер» с пулеметом на крыше, чуть дальше стоял у самого полотна шоссе непривычной формы натовский бронетранспортер, топорщились рогатки, обмотанные колючей проволокой, бетонные блоки лежали поперек дороги, в общем, Чечня Чечней. Однако офицер, вошедший в салон, документы у пассажиров проверять не стал, переговорил только коротко о чем-то с водителем и вышел. Автобус, к нашему облегчению, двинулся дальше. Так же мирно миновали и другие посты (мы тогда еще не знали, что «на выезде» нам придется поволноваться значительно больше). А вскоре долина с вьющейся по ней горной рекой Ибар привела в Косовску Митровицу. *** То, как напряжена обстановка в Косове, можно было понять уже по тому, что встреча с лидером косовских сербов, председателем Сербского национального вече Косова и Метохии Миланом Ивановичем состоялась лишь после множества телефонных переговоров с разными людьми. И это не удивительно, другого сербского лидера Косова Марка Якшича разыскивает албанская полиция, обвиняя его в организации стихийно вспыхнувших беспорядков в Митровице после объявления независимости края… Некоторые номера телефонов просто не отвечали, по другим говорили настороженно и ничего не обещали, по третьим отвечали, что «такие здесь не живут». Одним словом – конспирация. Пока Игорь разыскивал Ивановича, я пошел к знаменитому мосту через Ибар. Знаменит он тем, что именно здесь время от времени сербы и албанцы «выясняют отношения», здесь установлен памятник сербам, погибшим в результате мусульманского террора, именно тут после последних столкновений в Косовской Митровице (объявление Косова независимым) местные сербы «похоронили» Буша как «международного демократа» прямо у Ибарского моста, поставив на «могиле» крест. У моста день и ночь стоит пост из ООНовских миротворцев и албанских полицейских. Фотографировать пост категорически нельзя. Естестственно, подобрался как можно ближе и сфотографировал. Потом открыто пошел на мост, стал фотографировать реку. Негр-ООНовец пошел за мной и внимательно смотрел, как я снимаю мост, реку, противоположный берег. Дойдя до противоположного конца моста, я почувствовал себя настолько неуютно, что решил не искушать судьбу, и вернулся. ООНовец молча «пас» меня, пока я не ушел обратно… Все же в конце концов встреча с Ивановичем состоялась. Дел у хозяина кабинета невпроворот, но он попросил не беспокоить нас столько, сколько потребуется «русским братьям». На столе, кроме диктофона и блокнота, перед гостями и хозяином непременная чашка крепчайшего горячего черного кофе и стакан холодной воды.
Александр Ломтев

Опубликовано 23 апреля 2008г., 16:15. Просмотров: 2562.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика