Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Читальный зал - Моя очередь стрелять?

Моя очередь стрелять?

Отрывок из книги «Религия бешеных»
Октябрь, 1993 год. 20 лет …Шарахаться бродягой в воюющем городе оказалось предпочтительнее, чем провести еще хотя бы день за колючей проволокой. В Сарове. Дома... Когда теперь я захожу в московское метро, я попадаю снова в 93-й год. Ничто не перебьет это чувство тревоги. От этого тусклого электричества на станциях разит именно тревогой. ТОЙ тревогой. Как раз на такой мутной станции поздно вечером мой парень сказал мне: «Ты что! В городе революция...» Жутковатое ощущение. У бродяги источников информации – никаких, самой информации – ноль. На баррикады у Моссовета в начале октября 1993 года я наткнулась случайно, и, можно догадаться, удивилась. Часом раньше я «наткнулась» на входящие в город войска… Бесконечная колонна танков, ползущая по Рязанскому проспекту рядом с твоим троллейбусом, производит странноватое впечатление. И святящиеся очереди в черном небе производят странноватое впечатление. И когда приходится уходить по крышам от патрулей. ... И когда хирург, брат твоего парня, рассказывает, как по врачам на ступенях Белого Дома дали очередь из БТРа... С тех самых пор я живу с твердым убеждением, что про революцию говорят те, кому не хватило ее в 93-м. Может быть, они ее просто не видели... Мне – хватило. Я слышу это слово – и вижу мутный электрический свет на станции метро. Я вижу тревогу... Рысь, белка, суки, соловей и «черный ворон» А-Капелла Три рюмки водки – и полномасштабная «белка». Умеете так? А я вот по-другому не умею… В тот июньский вечер 2004-го пришли гости. Тонкий, нервный московский музыкант, быстро пьянея, на нашей съемной квартире в Люблино показывал фильм об их концерте в Питере. Фильм продолжался недолго – а дальше на той же кассете оказалось записано… то, что я бы распознала и без пояснений. – Вот он, октябрь, 93-й год… Мой взгляд примерз к экрану, я не знала, что существует такой документальный фильм. В какой-то момент, цепенея, я ткнула пальцем в телевизор: – А вон там сейчас стою я… Очень быстро я перестала осознавать и распознавать, что и где в данный момент съемок происходит. Это оказалось много выше возможностей моей психики: просто сидеть и смотреть. Изображение на экране превратилось в одно сплошное месиво нереальных побоищ, я не могла уже ни видеть это – ни оторвать взгляд. В экран взгляд рушился, как в пропасть… Очень многим эмоциям в этой жизни я уже не позволяю подобраться близко к себе. Но есть вещи, которые я сразу запускаю прямо в кровь. И они вливаются в нее подобно яду. Мазохизм? Кто бы спорил. Такие явления, как честь, совесть, вера, любовь, память – атрибуты изощренного мазохизма… Мне было 18, не представляю, какой голос крови швырнул меня в бега. На самом деле, сбежать из этого дома жизненно необходимо было в 11 лет. Но куда? А теперь было уже поздно… Но девочка из кокона ровного бесцветного неблагополучия прорвалась в мир настоящих бед. Москва меня приняла. Я была там с одной целью: сгинуть… Та жизнь, которая до сих пор была у меня, – эта жизнь была не моя… Я не знала, что мне делать с этой жизнью, я принимала для себя только один смысл существования – выживать… Вот там тогда – это действительно была я. Это была правильная я и правильная жизнь: в лютой, обледеневшей жизни бродяги не оставалось места для сомнений. И я жила, не сомневаясь… Даже странно, что тогда я не попала в самый эпицентр, но, видимо, не пускает меня Жизнь совсем внутрь себя… У бродяги источников информации – никаких, самой информации – ноль. В события я просто уткнулась лбом – и, можно догадаться, удивилась. Я ошарашенно пробиралась по баррикадам, чтобы… хоть что-нибудь узнать о том, что вообще здесь происходит… Мне было ясно только одно. Государство, призванное меня защищать, вдруг разделилось внутри себя. И друг на друга двинулись… две половинки одной... Но в этой радостной войне была третья сторона. Я. Мы. Те, кто оказался меж двух огней. Вообще никак не взятые в расчет. Чем-то при тех «исторических» раскладах можно было пренебречь. И, вообще не сомневаясь, пренебрегли как раз нами… Я могла тогда очень многого не знать и не понимать. Но это знание впитывалось в меня помимо слов. Я вдыхала его с осенним острым воздухом. С горькой, как дым пожара, любовью. Моя страна растоптала мой иллюзорный мир, дав мне одно твердое знание. Я теперь никогда уже не смогу просто быть… жителем этой страны, сидеть и выбирать из двух одинаковых: с этими я – или с теми? С кем, если я не знаю ни тех, ни других, и меня пытаются настигнуть отовсюду? Я всегда буду стоять, как в горле кость: вне установленных правил, вне закона. От патрулей, свято соблюдавших тогда комендантский час, я теперь буду скрываться до конца жизни. Мне придется очень сильно маскироваться, но я так и не смогу изменить себя внутри. Я по-прежнему буду мечущейся в воюющем городе бродягой. Как призрак, черными московскими дворами я вечно буду уходить ото всех. Я всегда буду третьей неучтенной стороной… Но только теперь уже очень заинтересованной стороной. Тогда кто-то что-то проворачивал без меня. Провернул. Все, вроде бы, уже давно улеглось. Но пока есть я, та разборка еще вовсе не закончилась. Потому что должен настать и мой черед стрелять... …Не с моим «счастьем» еще и травить себя алкоголем. Я себе обычно наливаю в пропорциях: глоток водки – и лимонада стакан. Но я смотрела на экран – и меня как будто стегануло хлыстом. И с каким-то лютым отчаянным восторгом я начала стегать и свою закипающую ярость. Рука с невероятной точностью человека, потерявшего над собой контроль, расплескала водку по стаканам – и я залпом опрокинула свой. В каких темпах все остальные собутыльники собирались цедить свое пойло, меня совершенно не интересовало. Сейчас по-черному глушить водку вдруг резко захотела я. Одна. Я всегда пью одна – когда мне надо выпить… Других никого уже не существовало. Сейчас была только я – и экран. И что-то лютое, поднимающееся из глубины. Я стремительно все глубже проваливалась куда-то внутрь, на самое дно себя. Все вокруг растаяло, осталось только размытое месиво на экране. И моя тоска с почти беззвучным стоном: – Вашу мать… А тоска все разрасталась… То, что сорвало меня с места, – это была уже – и еще – даже не мысль. Если бы это оформилось в законченную мысль, у меня в руках из небытия возник бы автомат. Это было пока только состояние, чувство. Хватило и его… Многие в задумчивости начинают ходить из угла в угол, когда их одолевает какая-то несформулированная мысль. Кто-то говорил: Гитлер в помещении расхаживал исключительно по диагонали. Соловей со своей намертво въевшейся привычкой жить в замкнутом, ограниченном пространстве, расхаживая, начинал медленно вращаться практически на одном месте… Я же – кухня, коридор, комната, балкон, комната, коридор, кухня – принялась бесчисленное количество раз планомерно простреливать квартиру насквозь. Упрямо, остервенело, упорно я металась от балкона к балкону, ничего уже не видя вокруг. Я зверь свободный, мне нужны безграничные просторы. Надо было просто выключить этот фильм. А иначе я теперь разгонялась до того состояния центростремительной ярости, когда уже невозможно остановиться. И с каждым взглядом, брошенным на экран, ярость закладывала новый виток. Мне было уже мало просто метаться, бешенство искало выход. В какой-то момент я обрушилась с градом ударов на кафель кухонной стены… Вашу ма-ать… Я была опутана тончайшей рвущейся пленкой, в которую превратилось сознание. Сознание… Какая ничтожная и бессмысленная, надуманная преграда, оправдание собственной никчемности для слабаков! Какое наслаждение – прорваться к истинному сквозь эту пленку! Они все боятся себя, боятся жизни, боятся в других проявления неистовой жизни. Их разорвет на куски, если они вдруг увидят жизнь во всей ее истинной, сокрушительной мощи красок, звуков, действий, страстей. Они просто не знают, что это такое: самому быть настоящим. Это хнычущее, цепляющееся за руки пошлое трусливое сознание мне невыносимо мешает. Я устала шпионить за собой и бить себя по рукам, боясь малейшего, мало-мальски свободного жеста. Могу я позволить себе наконец-то взорвать настоящие страсти, впасть в настоящую очистительную ярость? На полную, без оглядки, до конца?.. Безумие с ледяным оскалом хохотало мне в глаза: давай, еще немного – и все, я стану твоей единственной реальностью!.. Понимая, что я себя теряю, я попробовала спастись возле единственного близкого человека – Соловья. Но он только брезгливо сбросил с себя руки, упавшие ему на плечи… Боже мой… Какая гнида… Он не способен даже на такую малость. Позволить хоть на мгновение схватиться за него отчаявшемуся человеку. Человеку на грани безумия. Схватиться, чтобы не рухнуть в пропасть… Я отшатнулась: ты за это заплатишь… …Вот тогда-то на поверхность моего сознания бредом всплыл «Черный ворон». От ужаса и тоски оставалось только взвыть… Впрочем, я довольно быстро с собой совладала. Ничто не заставит меня просто так распылять силы. Но зато потом я тщательно и планомерно вспомню все. Все и всем. Когда придет время…
Екатерина Рысь

Опубликовано 28 сентября 2013г., 02:56. Просмотров: 1970.

Комментарии:


ZHAN ZHAN
02 октября 2013г., 00:01
Цитировать это сообщение
Приглашаю всех желающих принять участие в обсуждении книги Екатерины Рысь на свободном форуме
Politicum Ссылка
Отрывок из книги размещен по адресу: Ссылка
Удачи, дамы и господа!

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика