Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Читальный зал - Из неизданной книги

Из неизданной книги

На Ивана Купалу Были каникулы. Было лето. Был день Ивана Купалы. Мы бегали вдоль пруда и сикАли в прохожих водой из любых подручных ёмкостей – из «клизьмы», из велосипедного насоса, из водяных пистолетиков; а если заставали кого-то из сверстников на узком в три доски мостике через пруд, то сталкивали его в воду. Мы брызгали в тёток, идущих по мостику на обеденную дойку за околицу, в визжавших в притворном ужасе старшеклассниц, бежавших с тока домой пообедать, в старого почтальона, закрывавшего руками свою сумку, в юродивого, который смеялся беззубым ртом и грозил нам самодельным кнутом из размочаленной верёвки, в деда, гнавшего по берегу пруда норовистую козу. И никто не обижался; в жаркий летний день даже приятно, когда на потное, горячее тело брызгают прохладной водицей. А если людей по близости не было, мы сикАли друг в друга, в собаку Шарика, носившуюся с нами как угорелая, сбивали водяными струйками быстрых стрекоз и оводов… Воду мы набирали прямо из пруда, тут же, с шаткого, низкого мостика. Иногда, утомившись от необузданного смеха и погони за жертвами, мы ложились голыми животами на горячие шершавые доски и всматривались в мутноватую воду пруда, пугая друг друга: – А вот сейчас русалка тебя за волосы – хвать! – Утопленник! – Водяной! Мир мирно и солнечно плавал вокруг нас бездумным сонным цветочным, сенным и молочным духом. А кругом было лето и свет, и свобода двенадцати лет… А вечером из-под мостика вытащили утопленницу. Семнадцатилетняя девушка утопилась ночью «от несчастной любви». Она весь день была там, под мостиком. И, может быть, безмятежно лёжа на теплых досках и глядя в воду, мы смотрели прямо в ее печальные глаза… Багульник Дверь открыла жена, стало быть, дочка еще в школе. – Ты что такой грустный, на работе что-нибудь? – Да нет, ерунда… – Ну что, что, скажи, легче станет. – Понимаешь, пожилую женщину в подземном переходе увидел, стоит с какими-то сухими букетиками и всё время повторяет: «Багульник, недорого, багульник…» Голос тонкий, просящий, но не канючащий, не нищенский и от этого её еще жальче. А, главное, на маму очень похожа, понимаешь… И багульник этот грустный какой-то – сухие веники с какими-то бутонами… – Что за багульник, зачем? Целебный, что ли? Понятно, что не от хорошей жизни… Ну, мама-то, была бы жива, она бы у нас по переходам не стояла, ты же знаешь… – Знаю, знаю, но всё же… – Перестань… Иди мой руки, и за стол… Не поняла, не почувствовала. Снова представилось, как она там стоит со своими букетиками… Подошел к книжному шкафу, вынул из тесного ряда том Ожегова, полистал: «Багульник – вечнозеленый болотный ядовитый кустарник с одурманивающим запахом». Лечебный или нет – не написано… Нужно было купить этот чертов багульник. Весь. Ведь, наверняка, копейки… Пошел в прихожую, накинул куртку, пыхтел с ботинками, когда услышал голос жены с кухни: – Ты куда? Остынет всё, да куда ты? – Я быстро, сейчас вернусь… Такие дела Мы сидели на скамеечке и смотрели, как мужик на спецавтомашине подцепляет мусорный бак, как дерганёт рычажки на борту машины и бак поднимается, заваливается и мусор с грохотом летит из бака в кузов. Мелкий сор и бумажки ветром сносит в сторону от кузова, и дворничиха сердито поджимает губы. Когда мусорщик уезжает, дворничиха начинает мести сор и материться. Матерится она громко – на публику. – Такое дело, – подает вдруг голос дядя Вася. – Плохой работы не бывает – в смысле, профессий плохих не бывает… И произведений не бывает плохих… Литературных или там художественных. Такое дело… Вообще в мире само по себе плохого мало. Наций, наций плохих не бывает. И религий… Люди бывают плохие, вот дело какое… Вот в чем беда… Поздно Поздно. Первый час ночи, конечно, поздно и в библиотеку, и в бассейн, и в ЗАГС. В ЗАГС тем более поздно. Поздно жениться – возраст давно уже не тот; смысла уже нет никакого жениться. Поздно сажать огурцы, какие огурцы – осень на дворе. Мог бы посадить, но не посадил, а теперь – поздно. Поздно приучать внука к правильной литературной речи. Поздняк метаться, блин! Ему уж двадцать пять стукнуло! Поздно у Степаныча прощения попросить, помер Степаныч. Надо было попросить прощения-то, надо было, но – поздно. Учительнице первой, Марьиванне спасибо сказать тем более поздно, она когда еще умерла, задолго до Степаныча. На комету Галлея мог посмотреть, да не посмотрел, футбол, что ли, по телеку шел? Теперь поздно. Теперь она к Земле лет через сто прилетит, так что конкретно поздно, окончательно. Все поздно! Как в песне поется: какая боль, какая боль... Чайф что ли? Какая тоска – это безнадежное «поздно»… О! Кругосветное путешествие не поздно совершить! Мечтал же, с детства мечтал – вокруг света… А что, денег на третий класс в простенькой каютке, на кресло эконом-класса, на плацкарту и поесть кое-что хватит; загранпаспорт есть, туроператоры помогут. За пару месяцев, не торопясь, по Европе на автобусе, сейчас модно, дальше теплоходом, самолетом… А? Ну?! Где атлас? А завтра в турфирму! А? Да ладно тебе, не ерепенься, понимаешь же, что поздно! Ну, почему? Да потому, что привык уже, что все – поздно. И вообще поздно – почти час ночи! В твоем возрасте вредно так поздно не спать. Да и волноваться вредно, не мальчик уже… Кругосветное путешествие, понимаешь, запрыгал, понимаешь, заегозил… не мальчик уже… Отъегозился, поздно… Ну, ладно комета, ладно кругосветка; но огурцы-то посадить еще не поздно, до весны-то, авось, доживем?! Огурцы? Ну, ладно, огурцы не поздно, не поздно… Может быть…
Александр Ломтев

Опубликовано 03 августа 2012г., 12:28. Просмотров: 1973.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика