Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Читальный зал - Две войны: Великая и неслучившаяся

Две войны: Великая и неслучившаяся

КартинкаДень Победы. Наша слава и скорбь. Подвиги и обыденность. Сегодняшний материал – о двух книгах: о Великой войне, закончившейся 67 лет назад, и о войне не случившейся. Даниил Гранин «Мой лейтенант» (ОЛМА «Медиа групп», Москва, 2012 г.) и книга, которой ещё нет. Пока не определено, когда и кем она будет написана, – о двадцатилетнем сотрудничестве российских и американских ядерщиков. Этому сотрудничеству была посвящена конференция, проходившая в Нижнем Новгороде и Сарове в конце апреля. Молчавшие лейтенанты …Хвалы и хулы на своём девяностотрехлетнем веку советский русский писатель Даниил Гранин хлебнул предостаточно.
Справка. Даниил Александрович Гранин (р. 1 января 1919 г.) – русский писатель и общественный деятель. Кавалер советских боевых и трудовых орденов и медалей, российских и иностранных орденов, Герой Социалистического Труда (1989), Почётный гражданин Санкт-Петербурга (2005), лауреат Государственной премии СССР и Государственной премии России, премии Президента РФ в области литературы и искусства, премии Правительства Санкт-Петербурга в области литературы, искусства и архитектуры, премии Гейне, Бунинской премии (2011) и других. В 1940 году окончил электромеханический факультет Ленинградского политехнического института, работал на Кировском заводе. Оттуда ушёл на фронт и воевал до конца войны в танковых войсках. Член КПСС с 1942 года. Избирался народным депутатом СССР (1989–1991). Был членом редакционной коллегии журнала «Роман-газета». Инициатор создания ленинградского общества «Милосердие». Президент Общества друзей Российской национальной библиотеки; председатель правления Международного благотворительного фонда им. Д.С.Лихачёва. Почётный член Российской академии художеств. Именем Гранина названа малая планета Солнечной системы номер 3120.
Его уже невозможно ни огорчить недружелюбными отзывами, ни польстить включением романа «Мой лейтенант» в «длинный список» претендентов на премию «Большая книга – 2012». Станет ли «Мой лейтенант» в этом списке фаворитом, совсем не важно. И не только потому, что в long-лист, кроме него, вошли ещё несколько весьма достойных произведений. Просто уже понятно, что новый роман Д.Гранина в русской литературе новейшего времени – явление. И ещё понятно, почему столь жёстко высказывался некогда о Д.Гранине всесильный ленинградский властитель Григорий Романов (член Политбюро ЦК КПСС в 1976-1985 гг., первый секретарь Ленинградского обкома КПСС в 1970-1983 гг.): «Плохо отношусь к Д.Гранину, точнее, к тому, что он говорит и пишет о блокаде. Это всё неправильно, необъективно. Что бы он ни говорил, его мысли склоняются к тому, что «город надо было сдать», а это вообще неправильная постановка вопроса. Если бы мы его сдали, от него бы ничего не осталось, жертвы были бы страшнее блокадных… Руководители страны, включая Жданова, делали всё, чтобы спасти Ленинград». Давно нет в живых ни Жданова, ни самого Романова – есть много открывшихся фактов, свидетельствующих об организации не только обороны Ленинграда, но и всей военной кампании. Факты о просчетах командования, несогласованных действиях, лицемерии партийного руководства… А главное – о циничном отношении к людям, как к пушечному мясу. И, поверив Гранину, рассказывающему о событиях лета-осени 1941 года, – а не поверить невозможно, поскольку он был их непосредственным участником, – иначе воспринимаешь понятия «в едином порыве», «массовый героизм» и другую псевдопатриотическую пафосную трескотню. И печально понимаешь, что Великая Отечественная для нас не завершится никогда. Ибо войны заканчиваются, когда похоронены все павшие в ее битвах солдаты. Всем своим погибшим лишь при обороне Ленинграда и умершим во время блокады города мы вряд ли сумеем воздать почести. Об этом написано и до Гранина (Александр Чаковский «Блокада», Борис Васильев «А зори здесь тихие…», Вадим Шефнер «Сестра печали»), и чистый голос «Моего лейтенанта» в этом скорбном хоре – равный и не лишний. …Говорить о литературных достоинствах романа мы не станем. Композиция его безупречна, равно как и выразительные средства языка, который в лучших традициях классической русской литературы используется для характеристики персонажей. Безупречно достоверна и психология героев. Д.Гранин так давно живет на белом свете, так много видел и знает о людях, что, пожалуй, они для него – открытая книга. Приведем лишь одну сцену. «…Подписка на заём проходила скандально. С мастерами разговор был короткий. С работягами – монтерами, особенно с женщинами – тут началось. Ни в какую. Плакали, ругались, выливали на нас все свои обиды – муж с фронта не вернулся, мать больна, дети больны, долги… Не врали. Вызывали их по одной в наш кабинет. Комова они не материли, он с ними всю блокаду пахал. Всё доставалось мне, я еще сдуру специально нацепил ордена и медали по случаю этого адского дела. – Ты вернулся – вот и подписывайся! Ишь, разукрасился! – Ольга Лебедева не могла сдержаться, она разъярилась больше всех, орала: – Я уже всё отдала – и отца, и мужа для Родины, так что не вам меня агитировать, у меня четверо иждивенцев, четверо! Ты, что ль, будешь их кормить? Чтоб я на ваш сраный заём подписалась? Пропади он пропадом! Она вошла в штопор, как выразился Поляков. Крашенные стрептоцидом огненные волосы ее растрепались, прилипли ко лбу, она вскакивала перед нами, руки в боки, голову закинула. – А ведь хороша! – вдруг вырвалось у Полякова. И это естественное, мужское окончательно разъярило ее, похлопала себя между ног: – Вот этим зарабатывать буду, вы меня, партейцы, толкаете. – Да ладно тебе, – сказал я, – не хочешь, и не надо, не подписывайся. Мы оказались на последнем месте … по всему «Ленэнерго», да и по району тоже – так нам объяснили в райкоме. Туда нас вызвали аж к первому секретарю. Мы испортили им показатели, проявили «гнилой либерализм». – А идеологический промах – это, по-твоему, пустяк? Он говорил и говорил, повторяя то, что было уже наговорено. – Хочешь, значит, подставить партийные органы? Кроме займа требовали еще соревноваться с другим районом, требовали выходить на демонстрации, вступать в какие-то общества, ходить на субботники. В райком меня этот первый секретарь все-таки еще раз вызывал. Как бы в порядке примирения обратился с просьбой дать мощность комиссионному магазину. Что-то он мне доказывал, а я смотрел на камин в его кабинете. … Все убранство этого роскошного помещения не соответствовало грубо-командному тону секретаря. Я думал о том, как странно, что люди в этом княжеском особняке не чувствуют, что вести себя здесь следовало бы по-другому, и еще о том, что победа не принесла нам снисхождения». В страничку Гранинского текста уместились все отношения людей. Военные, послевоенные. И современные. …Я помню, как моя бабушка, овдовевшая в 1943 году, – дед сгорел в танке под Воронежем – перебирала эти сертификаты военных и послевоенных займов, складывала цифирки столбиком и пожевывала губами. И помню, как плакала, когда в конце 70-х займы начали «гасить». Всех возвращенных государством денег хватило, чтобы пару месяцев добавлять к моей стипендии – «на поддержку штанов». Я помню, как в 1975 году мой батяня-фронтовик, подростком примазавшийся к разведчикам, впервые пришел с чествования ветеранов с подарком – дулёвским чайным сервизом. И умер от инфаркта через пару недель после 30-летия Победы. Сорокашестилетним. О войне он мне не рассказывал. Великая Отечественная стала невероятным потрясением для страны. И ничего не надо ни подчеркивать, ни усиливать в книгах, которые продолжают выходить. Главное – что они выходят. Торжество Победы остаётся. В герое романа словно живут два человека: двадцатилетний ополченец Д., ставший кадровым офицером и, отстраненно оценивающий его мудрый, проживший жизнь, автор-рассказчик. Чем же отличается «Мой лейтенант» от большинства произведений о войне? Да тем, что написан с точки зрения человека, находившегося «внутри» событий. Не он посылал в мясорубку – его посылали. Не он командовал – им повелевали. Он не смел возражать. Однажды попробовав, получил от командира по зубам. Прав у него было немного: исполнять приказы, убивать, ненавидеть и быть убитым. И не всеми он воспользовался. В науке нет врагов В конце апреля в Нижнем Новгороде и Сарове проходила международная конференция «20 лет сотрудничества ядерных центров Росатома и национальных лабораторий США». В ней приняли участие ученые и специалисты Госкорпорации «Росатом», ядерных центров ВНИИЭФ и ВНИИТФ, а также других НИИ Росатома. В делегацию США во главе с экс-директором Лос-Аламосской национальной лаборатории Зигфридом Хеккером вошли ученые и ветераны национальных лабораторий министерства энергетики США. Зиг Хеккер выступил с инициативой создания книги, которая расскажет о международном сотрудничестве, его целях, значимости, об уроках, которые извлекли ученые за два десятилетия. «Мы поняли, что наше поколение уходит, – сказал американский ученый, – надо оставить в истории двух стран этот опыт взаимодействия, чтобы сформировать сознание нового поколения ученых и придать стимул дальнейшему развитию. Нам нужна новая эра сотрудничества». На пресс-конференции в Доме учёных (Саров) Зигфрид Хеккер сказал, что основной итог двадцатилетнего сотрудничества между Лос-Аламосской лабораторией и ВНИИЭФ – достигнутая возможность сделать мир более безопасным. – Наши встречи начались еще 24 года назад, во время контроля над проведением испытаний в Семипалатинске и в Неваде. И на тот момент мы даже не представляли, как русские выглядели, считали их врагами. Но когда мы встретились, поняли, что они точно такие же, как и мы. А двадцать лет назад, в феврале 1992 года, я впервые приехал во ВНИИЭФ. Ученые пришли к выводу, что нужно работать, перейдя от конфронтации к сотрудничеству. И мы попытались подтолкнуть наши правительства двигаться именно в этом направлении. – Какие темы, по вашему мнению, нужно обязательно включить в книгу о сотрудничестве Росатома и лабораторий США, а какие включить не позволят? – Должно быть включено всё, что мы делали вместе, потому что это не секретно, всё было сделано легально, всё было сделано правильно. Мы должны также упомянуть, что в 1992-93 гг. мир был очень опасным. Это было время, когда ядерное оружие и ядерные материалы необходимо было вернуть из бывших советских республик… Это нужно обязательно описать в книге – как мы это сделали и как это нужно делать. Мы должны описать, как ученые с обеих сторон начали думать, как вместе развивать науку. С советской стороны это были доктор Сахаров и академик Харитон, а с американской – доктор Фаулер. Они начали размышлять на тему, как проводить эксперименты в области сильных магнитных полей, начали выполнять эту работу и мы должны описать, как эта работа выполнялась совместными усилиями. – Легче ли, спокойнее ли стало вам жить, когда вы перестали видеть в нас врагов? И были ли мы ими действительно? – Это правительства заставляли нас думать, что мы – враги. И нам, конечно, необходимо было обязательно встретиться. А когда мы встретились, то поняли, что мы, скорее, похожи, чем разные. Когда мы встретились, то не просто стали друзьями, наши встречи изменили нашу жизнь. Нашу личную жизнь. С тех пор жизнь, конечно, сильно изменилась. И хотя мы остаемся каждый по свою сторону океана, но сейчас мы воюем со своими службами безопасности, чтобы иметь доступ друг к другу и иметь возможность общаться. Большие ученые и политики, разумеется, прекрасно знают, что следует говорить публике. Обаятельнейший Зигфрид Хеккер – не исключение. Сотрудничество учёных с разных берегов океана – это отлично. Но мы же прекрасно знаем, что и в Конгрессе, и в Сенате у наших заокеанских друзей раздаются жёсткие слова в адрес России. Они до сих пор считают нас недругами. А книга… Когда и как она ни будет написана, она всё равно о войне. Несостоявшейся или состоявшейся неявно. Потому я и поставила книги в один ряд.
Картинка
Т. Гонтарева

Опубликовано 10 мая 2012г., 13:05. Просмотров: 2423.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика