Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Читальный зал - И видишь иными глазами…

И видишь иными глазами…

КартинкаНевозможно жить в Сарове и не быть знакомой с половиной города. Потому можно как угодно относиться лично к автору книги «Земную жизнь пройдя до половины. Повествование в 11 частях» (Саров, 2011 год) Любови Ковшовой, человеку настолько же яркому и талантливому, насколько и неоднозначному. Слово «провинция» у автора в ходу – так называется литературный журнал, редактируемый Любовью Петровной. Однако «Повествование в 11 частях» – никакая не провинциальная проза. Это – литература. Даже так: Литература. Достойная. Не нуждающаяся в интернет-заманушках типа «калейдоскоп, в котором яркие и выразительные клеточки-ситуации складываются в узнаваемые сюжеты из жизни». Потому что «Повествование…» вовсе не калейдоскопические сюжеты. Это жизнь. Подлинная. Нелегкая, ломаная. Но – своя. С горячо любимым и кипуче ненавидимым окружением, со счастьем и невзгодами, с дружбой и разрывами. Автор, оставаясь всегда и во всем последовательной, устами Любки, лирической героини «Повествования…», признает: «Мир делился для меня на черное и белое, и не было в нем ни полутонов, ни оттенков». …Есть у англичанина Ивлина Во в романе «Возвращение в Брайдсхед» характеристика героя, пришлого из «Нового Света», для высокородной английской аристократии, выражаясь современно, – «понаехавшего». Рекс Моттрем выламывается из системы ценностей окружения (в плюс ему это или в минус, оценит каждый сам), но: «Он просто… Не человек, а только какая-то неестественно разросшаяся часть человека… прикидывающаяся цельным человеческим существом». Правильно ли примерять эту убийственную характеристику на Любку? Не думаю. Автор подтверждает, что у той просто очень своя система координат. «Лишь теперь я додумалась: вся моя вина заключалась в полной неспособности понять других. Мерила только по себе». Неспособности? Если и да, то, пожалуй, происходящей не от черствости, ограниченности натуры, а от цельности личности. И ещё. Право, не знаю отношений Л.Ковшовой со Всевышним, но есть в прямоте и несгибаемости и автора, и её героини что-то евангельское: «Будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Матф.5:37). Из такой цельности натуры автора и происходит её отношение к своим героям. Окружение героини – контрастное, словно чёрно-белые кадры. Они ведь куда как выразительней цветных. «Враги» ярки, их образы рельефны. Кое-кому так и хочется въехать кулаком по носу. В людях, противных ей по духу, автор даже и не старается найти ни одной приемлемой черточки. Не щадит их. Заслуженно? Это позиция автора. Имеет право – это её герои. Её книга. Её жизнь. «Враг мой Минька» – вторая часть «Повествования…». И в школе-то Любка и Минька постоянно дрались, и в студенчестве он с дружками чуть не совершил уголовного преступления против Любки и ее подружки. А уж в зрелом возрасте… «Яркие, как переводные картинки, всплывали и гасли воспоминания о Миньке. …отдавали обидами, болью и запахом лесопосадок перед дождем. И лишь одно из них было иным. Может быть, единственное общее, что за всю жизнь было у нас с Минькой». Потому финальная стычка: «Меня в деревне Петровной кличут, а ты так Минькой и сдохнешь со всем своим наворованным богачеством». Не прощает Любка пришедшего за моральной поддержкой своего детского врага. Он удавился. Кажется, миновали детство и юность с их максимализмом. Можно бы и смягчиться, научиться находить компромиссы и оправдания поступкам окружающих. Но – нет. Эпизод из «взрослой жизни»: «И не было больше прежнего Толика, которым я восхищалась, и озорной бесшабашной Лисы больше не было, а была чета обывателей с брюзжащим на всю нашу жизнь мужем и уставшей покорной женой. Посторонние, чужие моему миру люди. …Никакие разговоры и поступки этих посторонних не могли отнять у меня моих Толика и Лису, которых я помнила и любила, которые там, в прекрасном прошедшем, любили меня, которому я была обязана многим хорошим в себе, и чей след останется во мне навсегда». Героиня «Земной жизни…» порывает с ними. Кстати, жестоко переживая эту драму. Не прощает она и трагически погибшего «дервениста», неудачливого учителя биологии, «первого саровского безработного»… И всего лишь отчасти за то, что подпортил аттестаты нескольким выпускникам и покусился на медаль сына. В главном же – за то, что «…вокруг дервениста всегда и всюду словно прогибалась мораль, и люди, попавшие в этот прогиб, изменялись: откуда-то в них появлялись злость, мелочность, склочность и даже более того – жестокость. Особенно действовал он на подростков. … И в окружении потомственного педагога сам собой возникал не коллектив, а стая, где все серые и все воют, а это в свою очередь вело к преступлению». И не простит автор – героиня «повествования» тех и то, кто и что идет вразрез с ее видением, пониманием жизни и мироустройства. Жестоко? Да. Одномерно? Да… Но и правдиво? В системе координат автора – безусловно. Приверженность именно своей системе ценностей сбивает Любку с толку и не позволяет обычным образом – однозначно – оценить ситуации с уголовником, который спёр у Любки валенки, чтоб через пару дней вернуть их подшитыми, ни с Героем Советского Союза Алексеем Петровичем Маресьевым, который присматривал за боевым товарищем, тоже Героем Советского Союза, но сильно пьющим, надирающимся «до включения переднего моста» («101-й километр» и «Мосгорснабсбыт»). «Я шла следом, прижимая к груди подобранную шапку. Какое отношение имел Маресьев к этой едва мычащей пьяной роже? … За переходом тормознул красноватый «москвичонок», … выбрался плотный мужчина… и чуть раскачивающейся походкой двинулся к нам. Как все-таки неромантично всё выглядит в жизни! – Ну, здравствуйте, – сказал он и улыбнулся. – Будем грузить? Мужики закивали в ответ, и даже пьяный как-то согласно дернулся. …Одно только смущало меня: пьяный. Он-то каким боком относился к Герою Советского Союза Маресьеву? – А он тоже Герой Советского Союза, – громыхнул Полковник. – Да еще какой Герой! Неужто ты думаешь, что Алексей Петрович бросит его замерзать подле ларька?!» …Лет, помнится, девяти прочла «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. На первом пионерском сборе, когда нашему отряду предстояло выбрать, «за чье имя мы будем бороться» – а все пионерские отряды должны были носить имена героев, ради которых собирали макулатуру, металлолом, совершали кучу других полезных и формальных дел, – я предложила имя А.П.Маресьева. Наш отряд долго переписывался с этим удивительным человеком. И общение – нечастый обмен письмами – оставило впечатление силы и невероятного мужества Настоящего Человека. Доброты и неизбирательности её приложения. Бессильно-неодобрительно автор оценивает события проклятых 90-х: «потно волновался Горбачев», «мы одичало смотрели в телевизор», когда раскололась наша Родина – СССР, а трещины прошли по судьбам, душам, семьям. В оценке политических событий, изменивших ход истории страны, Л.Ковшова использует формулировки редкостной точности, впрочем, для неё-то вполне характерной. Однако иногда – от того же бессилия на что-то повлиять – срывается в жаргонизмы: «косили под…». Категорически не разделяя политических взглядов Л.Ковшовой, не могу не признать, что её убежденность вызывает почтение и уважение. Покривила бы душой, если б умолчала о том, что положительные герои «Земной жизни…» как-то менее заметны, чем антагонисты Любки. И уж вовсе бережно Л.Ковшова уводит в тень, заслоняет от недобрых глаз самых дорогих людей. О матери и сыновьях упоминается очень сдержанно в паре мест. Полагаю, исключительно из соображения: не поминать имён священных всуе. Прочла «Земную жизнь пройдя до половины», перечитала. Выхватила несколько фрагментов и вновь перечитала. Но не дано мне, видимо, понять, отчего же совершенно невозможно жить без противостояний и неудовлетворённости. «…Зима и первая любовь. А я перестала сомневаться, любовь это или не любовь, с тех пор, как она стала несчастной». Вот так. И отчего любовь должна быть непременно несчастной!? И вообще, каково это – жить в вечной конфронтации со всем миром? Можно не принимать позиции автора, но не признать, что в ней нет ни единой бреши, что нет ни единой фальшивой ноты во всей книге, невозможно. И ещё следует признать, что нужны немеренные душевные силы, чтобы постоянно держать оборону, отстаивать свою точку зрения. Право слово, это по плечу только очень цельному человеку. Достойная проза. Если позволительно о книгах так говорить, то – высокого качества. Прекрасный русский язык. Простой, прозрачный и понятный. И ещё неоспоримое достоинство книги – отменная корректура. Что уж вообще редкость в наше время. А напоследок совсем уж глупенькое дополнение. В тех главах книги, что посвящены Арзамасу-16 – Сарову, с интересом и удивлением узнаешь многих давних своих знакомых. И видишь их совершенно иными глазами – глазами Любови Ковшовой, глазами её лирической героини Любки. Хотите своего Уленшпигеля? Возьмите «Земную жизнь пройдя до половины. Повествование в 11 частях».
Т. Гонтарева

Опубликовано 10 января 2012г., 23:35. Просмотров: 2510.

Комментарии:


Che Che
11 января 2012г., 10:43
Цитировать это сообщение
Где можно купить эту книгу?

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика