Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Читальный зал - Мал золотник, да дорог

Мал золотник, да дорог

Картинка«Слова воистину бесценны, когда исходят из души».
М.Усцова
Маленькая книжка стихов Маши Усцовой «Наболевшие страницы» вышла в свет в издательстве Арзамасского педагогического института тиражом всего в сто экземпляров. Формат её – четвертушка листа А4. Но – мал золотник, да дорог. Название сборника звучит несколько драматично, даже трагично, но стихотворение, давшее книжке это название, производит другое впечатление: спокойного, элегического раздумья. И это всего в двух строфах!
За окном жуки летают. Снова пахнет медуницей. Я задумчиво листаю Наболевшие страницы. Долго я не понимала, Долго в сумерках бродила. Нет, тебя я не теряла – Я тебя не находила.
(стр. 47)
Жуки, медуницы – если их видишь, слышишь, ощущаешь их – до трагедии ли тут, даже если наболело? Нет, скорее так преодолевается болезнь, дарится свет выздоровления. Наверное, поэтому стихи сборника вызывают у читателя светлый, мажорный, вызывающий улыбку настрой. Улыбку не насмешливую или снисходительную, а скорее радостно-удивлённую: надо же, такая книжка-малышка, а сколько всего порассыпано на её страничках! Главными особенностями Машиных стихов я бы назвала три: лаконичную красочность, глубокую лиричность и упругий размер, не позволяющий этой лиричности перетечь в запетые мотивы a la Ахматова. Может быть, в такой ритмике «повинна» настоящая, не придуманная близость к природе, к её простой, нежной и в то же время суровой жизни.
На свете много разных истин Блестят в песчинках мирозданья… Вот клён – угрюм, сутул, безлистен, Но он живёт воспоминаньем. Вот искалеченная верба И замороженная слива. Но их не покидает вера В спасительный глоток разлива. Рябины тающие кисти От взмаха крыльев с содроганьем Горят… Так много разных истин Блестит в песчинках мирозданья.
(стр. 54)
Сколько ни терзает нас забот, Как ни обижают злые сплетни, Всё равно природа нас зовёт Насладиться красотой последней. И пока не лёг туман густой, Посмотри: как солнце над лугами, Тёплый свет струится золотой И над головой, и под ногами.
(стр. 55)
Возможно, вот эти «разные истины мироздания» позволяют писать о любви (а таких стихов в книжке подавляющее большинство) без надрыва, лишнего вздоха и всхлипа:
Слишком много о тебе, А тебя всё так же много: Две болячки на губе, Два ботинка у порога, Два пропущенных звонка, Две минуты расставанья, Два испорченных листка И одна строка молчанья.
(стр. 39)
Летний дождь
Всё застелило пеленой дождя, И завтра лужи будут по колена. Хоть целый мир по кромке обойдя, Я вряд ли отыщу тебе замену. Принёс спасительную влагу дождь, Умыв слезой измученную землю. Ты словно на другом краю живёшь… Быть может, ты зовёшь, а я не внемлю? О, если б ты позвал, тогда тебя Я ни за что уже не отпустила… В моих глазах, где солнышко светило, Всё застелило пеленой дождя.
(стр.36)
Эти строки – о печальной любви. Но в них так много душевной силы, внутреннего света, строгой мудрости, что печаль не кажется безысходной. Она – просто часть насыщенной душевной жизни женщины и поэта. Однако очень характерно (и радостно), что в Машиной поэзии выражена сильно и убедительно другая часть её жизни. Это общение с близкими людьми. Редко кто из современных поэтов может в лирике рассказать о своих отношениях именно с другими – родными, друзьями, наставниками. Рассказать тепло, с надеждой на прекрасное далёко, сказать мудрые слова, поднимаясь до почти философских обобщений:
Подорожала нынче доброта. Теперь за деньги людям помогают. Не говорите только «Жизнь не та…». Она всегда не та! Всегда другая! Она всегда настойчиво течёт И, не боясь, проходит все преграды. Но как случилось, что теперь не в счёт Взаимопомощь, дружба без награды?! В недоуменье тягостном стою, Копаясь в недрах общего недуга, И машинально руку подаю И незнакомой бабушке, и другу. Я облекусь в осеннее пальто, Закинув шарф на левое плечо… Да, вам решать: так в чью же пользу счёт. Но эти мысли пусть придут потом. Взгляните – в небе новый проблеск дня. Нельзя взлететь без одного крыла, Но вы от сердца капельку тепла Хотя бы раз примите от меня!
(стр. 19)
Душа лежит и не лежит к кому-то, Но чаще просто в сумраке лежит, Отсчитывая долгие минуты, Разглядывая башни-этажи. И ждёт. С надеждой всматриваясь в блики, Забытыми страницами шурша, Когда её тихонечко окликнут И выпустят любовью подышать.
(стр. 24)
Продолжи день, а я продолжу ночь. И от себя наполню чудесами. Ты не шути, что будет всё равно, Что всё равно не будет солнца с нами. Прольётся дождь, потом прольётся свет, А после них моя душа прольётся И через край махнёт рукою вслед Тому, кого увидеть не придётся.
(стр. 29)
Особый раздел сборничка, небольшой, но очень важный, – стихи о семье. Семья детства, своя собственная, семья – дети, муж… О них рассказывается – нет, напевается – в ключе светлого, судьбою (то есть Богом) подаренного чуда.
Юные девушки с длинными косами, Парни кудрявые, дождик грибной. Снится мне поле с жемчужными росами, Видится тихий Макарьев родной. Ноги в земле перепачканы дочерна, Мама зовёт – не спешу я домой… Так и не стала послушной дочерью, Может быть, буду примерной женой?
(стр. 12)
Моя мечта
Представлю дом, а в доме – свет, Скрипят от холода ступени. Мурлычет кошка, лучше две, И сонно щурятся на тени. Мой муж любимый крепко спит, Устав весь день для нас трудиться. Печальной птицей ночь летит, Но мне пока ещё не спится. Притихли дети – дочь и сын, – Под пёстрым ватным одеялом. На стенке замерли часы: Всё ждут, чтоб мама почитала. И я, открыв старинный том, Для них все двери открываю… И пусть совсем нет чуда в том, И пусть! Моя мечта – такая!
(стр. 13)
Зайчики и Мишки Будущих затей – Покупаю книжки Для своих детей. Буквари, раскраски – Это на потом. Первым делом – сказки, Чтобы грели дом. Странное соседство? Я не застыжусь! Может быть, как в детстве, В сказке окажусь.
(стр. 14)
Такое восприятие мира, где соединились детский взгляд на окружающее и взрослая мудрость, обещает ещё много «открытий чудных», которые готовит не только «просвещенья дух», но и непобедимая вера в чудеса, открывающиеся доброму, внимательному взгляду поэтически одарённого человека.
Дни по-прежнему полосаты, Иногда в них светают дали. Вот четыре лохматые лапы Мимо с гордостью прошагали. Вот четыре крыла – с крыши, Вот четыре руки – крепко. Небо утренним светом дышит, Льёт остатки зимы в реку. Ветер с юга доносит запах: Вишня в утреннем солнце тает. Где-то на четырёх лапах Чудо в гости к судьбе шагает.
(стр. 69, последняя).
В завершение этого отзыва просто просятся две строчки из Машиной книжки:
Вот совершенно чистый лист И клеточки одна к одной…
Что ж, будем ждать заполнения клеточек, ждать исписанного листа.
Н. Богуненко

Опубликовано 03 января 2012г., 18:52. Просмотров: 2278.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика