Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Читальный зал - В мордах какой-то изъян

В мордах какой-то изъян

«Русский год». Такое название поэтической книги ко многому обязывает. Сразу скажем: по нашему мнению, автор с лихвою оправдал ожидания. Для справки. О себе автор книги стихов «Русский год» Александр Шиненков, лауреат областной литературной премии «Болдинская осень» (2010 г.), пишет скуповато. Мол, родился в первый день такого-то года в Ардатовском районе Горьковской области в деревеньке с мрачноватым названием Погиблово. Окончил Литературный институт имени Горького. Еще во время учебы начал публиковаться в литературных журналах. Сейчас работает заведующим домом культуры в селе Надёжино Ардатовского района Нижегородской области. Писать стихи начал с четырехлетнего возраста, позже стал перекладывать их на музыку. Издание поэтической книги, о которой, собственно, и пойдёт речь, долго откладывалось из-за отсутствия средств.
Картинка
Любое сравнение, говорят, хромает. Пусть. Мы же для начала приведем такое: «Русский год» напоминает построение сонета (три полных строфы плюс одна неполная, но «ударная» по смыслу). Книга же А.Шиненкова – четырехчастная, с завершающей, пятой частью «Календарные места», ставшей подлинной кодой (в музыке – дополнительный раздел, возможный в конце произведения и не принимающийся в расчёт при определении его строения). Сформированная в общей тональности книги, она наполнена яркими эмоциями, лексическими находками, более отчетливо звучащей гражданственностью и стала своеобразным «послесловием», обобщением тем, развитых в «Русском годе». Развитие их произошло от очевидного ко все более неоднозначному, от негромкого к драматическому: Под пяту современного Дария Так и стелется русская плоть («Надежда на рассвет»), от пренебрежительного: И смолкли две нетрезвых девки («Лжепророк») к пафосному: …Где пораженье не недуг, А обновления начало! («Русский год»). Логично (как ни странно употреблять это слово применительно к стихам) скомпонованная книга создает впечатление целостной. Каркасно-жестко регламентированной. В ней каждый стих – на своём месте. И нельзя его поместить ни страницей раньше, ни двумя дальше. Весь «Русский год» – это жизнь российской глубинки, продирающейся через серые и сирые будни, буйное веселье и неурядицы, такое впечатление, что непреходящие. С непонятностью («ах, загадочностью!») русской души: Словно где-то с музыкой (экий фарт!) Боем бьёт Кутузова Бонапарт. Будто в Божьей горнице-терему Снова прёт покойница на Хому. Будто где-то за морем интеграл Дух наш тихой сапою просчитал… («Интеграл»). С хрестоматийной красотой природы: У ивы, ставшей неземною («Наст») и упрямой – до бестолковости даже! – силой духа народа: Закавыки по душам их есть? Что повержены – не понимают! («Русская закавыка»). Как относится автор к героям – лирическим, подлинным и собирательным – своих стихов? А как он может к ним относиться, если знает их как облупленных? С высокими порывами, прикрытыми площадной грубостью их проявлений, с «планов громадьём» и необоримой леностью? Да с грустной снисходительностью, неистощимым терпением, но и – с насмешками, порой безобидными, а порой и ехидными. От души высмеяна гордыня – беспросыпное праздное почивание на лаврах по той лишь причине, что кто-то когда-то сболтнул неосторожно, мол, человек – венец творенья: Люди с дарвинских пор на приматов глядят с подозреньем: По-научному – предки, а в мордах какой-то изъян («О мобильном зоопарке»). В стихах «деревенского» (только по месту жительства!) поэта – разумеется, и знание природы – не только книжное, «иллюстративное», для красоты поэтической строки, но и сугубо практическое, применимое к сезонным сельским работам и проблемам выживания в этой самой природе (когда пахать, сеять, жать, как в метель не заблудиться, как изменяется видимость в тумане и т.д.). Наверное, просто не смог А.Шиненков избежать двух «вечных» тем русской «мужской» поэзии. Во-первых, пристрастия соотечественников к спиртному. Как ни гадок этот русский порок, по горьким строкам Шиненкова получается, что без окаянной выпивки-пьянки русскому – никак и никуда. Ни тебе огород вскопать – Вместо стимула – спирт «аш-два-о» («Копка огородов»), ни тебе душу отвести: И сквозила неправая правда В полусвязной его болтовне» («Самораскодирование»). Но такая ли безысходность в «Самораскодировании» – словно за все загубленные надежды молодости, амбиции, да всю-то жизнь загубленную несчастная жена пинает сапожком по коленке этого злостного пьянчужку! Ну и в продолжение первой – с милой наивной мужской неуклюжестью Александр Шиненков принимается за разгадку вечной тайны для сильной половины человечества: женщин. Он в этих попытках далеко не первый, догадываемся, что и не последний. Предшественники, заметим, у него достойные. Вспомнить хотя бы Булата Окуджаву с его «Голубым шариком» («Девочка плачет: шарик улетел…») и Дмитрия Сухарева с «Двумя женщинами» («Две женщины проснулись и глядят – Проснулись и глядят в окно вагона…»). Но если у знаменитых советских поэтов – тексты песен, то у Александра Шиненкова – именно стихи. По весне, прямой и переносной, Жизнь воображалою несносной Пробежала. Бантик завязала И язык мальчишке показала. … Зимним утром – годы не игрушка! – Погулять надумала старушка… («Времена года»). Кстати, хоть и вполне тривиально соотнесены периоды жизни женщины с временами года, однако в полном соответствии с названием и духом книги. (Давно мучаюсь любопытством, отчего же сильный пол в себе так дотошно не копается? Или слабо?) Но самая важная тема в «Русском годе» – тема нашей «русскости». Ирония эпиграфа к стихотворению «Град» (Откуда берется временами русская пассионарность, если всему миру известна русская лень? – Русская лень – состояние накопления русской пассионарности...) маскирует, впрочем, не особо и тщательно, боль размышлений о будущем страны, народа, гордящегося своей богоизбранностью – и одновременно слывущего темным и предрассудочным. Что можно плакать от такой детали: Не оттого, что пенсия мала, – А что поля быльём позарастали? («Ильич – о предпоследнем дне послевоенного агронома»). Провались, коли охота! Вскачь!.. Едрёна вошь! Всё о Киеве забота – Мурома как хошь! Да и ладно: не по бабам разбросает век – Государственным масштабом Мыслит человек. («Выноси Илью!..»). И верит свято, без оглядки, Что это всё не ерунда. И опрокидывает кадки, Чтоб чёрт не спрятался туда. («Гроза на Троицу»). Народа, достойно вышедшего из военных испытаний, но словно бы раскисшего, потерявшего себя в повседневности: Вот я: этот век воевал Убитым глаза закрывал И… небом умел любоваться. Сейчас не в шинели – в пальто, А смотришь на небо – не то! («Золотой век»). Чем ещё книга трогает? Да тем, что хоть, наверное, и есть в ней огрехи, однако немного – среди многочисленных поэтических, смысловых и иных удач они теряются и ускользают от внимания: От крапивы у тропинки До могучих вётл – Всё как будто в лёгкой дымке, Дунешь – поплывёт» («Переселение»). Но обязательна ли отлитая правильность рифм? Нет у меня такой уверенности. И напоследок. Меняются в стране руководители и идеологии. Меняется цена на углеводороды, трансформируются (увы!) наши понятия о добре и зле. Но вы прочтите стихотворение «Копка огородов» и поймете, что долго-долго ещё нам жить, подчиняясь не курсам валют и не трибунным визгам-истерикам, а вполне традиционному укладу: Кто б ни властвовал, власть не коря, На Руси огороды копают»… Природному. Объективному. Сезонному, характерному для русского года.
Т. Гонтарева

Опубликовано 05 января 2011г., 00:42. Просмотров: 2967.

Комментарии:


Николай Анохин Николай Анохин
10 января 2011г., 22:24
Цитировать это сообщение
Как я понимаю, главная тема сборника - боль за русскую деревню, за суровую, не всегда трезвую "глубинку". Оттого - моя улыбка (см. ком-й ст-я "Выноси Илью"):
***
Не по бабам разбросался
Поэт Шиненков.
Он в масштабах государства
Накропал стихов.
В каждой строчке - грех народа,
Жизни тьма, едрёна вошь!-
Пьянства след или природы -
Понимай как хошь...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика