Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Спорт - Раритет, или Заплатки истории

Раритет, или Заплатки истории

История вещи – это история ее обладателя. Особенно если всю сознательную жизнь обладатель таскал ее на себе как вторую кожу – и измочалил до предела! Всего год остался пловцу-подводнику Александру Ивановичу Трубину до юбилея – 40-летия его подводной жизни. И только год назад Александр Иванович расстался со своим заслуженнейшим гидрокостюмом, прошедшим вместе с хозяином огонь, воду и медные трубы. Воду – точно. Что поделать, «не ставят заплаты новые на меха старые», их на «рыбьем меху» резинового гидрокостюма и так – более 60 штук! Примерно два отверстия за сезон – входное и выходное... Костюм вместе с маской, ластами и фонарем теперь будет с почестями препровожден в музей спорта – не иначе, в отдел винтажной моды... – «Под воду», в секцию подводного плавания, я ушел в 1972 году, – рассказал Александр Иванович свою историю – свою и костюма. – Ушел – и там остался. Я не могу по-другому, я если во что-то вступлю – все. Единственное, я не вступал в партию. Не дошел до нее умом. А во все остальное я вступал на века... КартинкаЯ вообще-то занимался обычным плаванием. Как открыли бассейн в 1964 году, так школьником и начал. У нас был тренер-общественник Квитковский, бывший главный инженер 22-й площадки. Как же давно это было... Он был глухой, с аппаратом ходил, не слышал. Но великолепный был тренер, надо отдать ему должное. Мы с таким удовольствием ходили в его секцию. К другим тренерам ребята ходили, но без особого рвения. А у меня получалось, и я просто пёр. Чуть позже наши парни стали мастерами спорта, заслуженными. Голощап, Рыбаков стали чемпионами Европы. Но мы с ними плавали абсолютно одинаково. И я даже перегонял тех же Голощапов. С удовольствием ходил в связи с тем, что у нас тренер любую тренировку и соревнование превращал в праздник. Он не просто дает значок, и все. Он сзади сделает гравировку: «Саша Трубин, первый разряд по плаванию». И с таким достоинством я приносил награду домой, весь двор, все ребята завидовали. Любая грамота – он там распишет все. В общем, в секцию хотелось ходить. – Только не говорите, что пловца сгубила земная твердь... – Вот именно что «твердь». В седьмом классе мы учились делать броски, я боролся с будущим мастером спорта, маты разъехались, он упал мне на руку, и рука у меня из сустава вылетела. У меня кость наружу торчала. И поэтому я прекратил плавать. Полгода в гипсе ходил, рука срослась и не разгибалась. До сих пор выгнуть ее не могу. И после окончания школы в 1972 году меня дружок позвал в подводное плавание. Сама секция подводного плавания сначала вроде организовывалась от 3-го завода. В процессе становления участвовали Владимир Беликов, Юрий Масалов, Валентин Гришин, Анатолий Михайлов. Когда я пришел, Галина Аникина была тренером. И мне ставят задачу: надо проплыть сто метров по третьему взрослому разряду, тогда возьмут в бесплатную группу. Точно так же, как в бассейн брали. Когда мы, пацаны, пришли, плавать совсем не умели, нам сказали: кто 25 метров проплывет, возьмем в бесплатную группу. Заныривали на мелком месте и плыли на глубину. Это тренеры хотели себя обезопасить: кто плавать не умеет, хоть потонет на мелководье. Я доплыл до глубины и стал тонуть. Тренер мне палку пихает, я тянусь – он отодвигает. И так я доплыл до конца бассейна. А теперь я пришел – мне дали ласты, которые сами дорабатывали. Брали фольгированный стеклотекстолит, снимали фольгу, слоями срезали сам текстолит и к концу делали все тоньше и тоньше. Была калоша резиновая, ее вырезали и чуть не до метра длиной делали вставки из стеклотекстолита. Вот такие ласты мне дали. А дело в том, что Квитковский – он нас обучал чисто советскому стилю плавания. Мы работали на ногах. Был еще американский стиль: они шли на одних руках и ноги чуть ли ни для баланса у них были. На четыре гребка руками – два удара ногами. А у нас наоборот. Мы шпарили на ногах. И когда мне дали эти ласты, я, естественно, пропёр по первому взрослому! И меня, конечно, с руками-ногами взяли. – Ну да, с неполными двумя руками и «мастерскими» ногами! У больной руки не возникало «водобоязни»? – Еще как возникало. Мы принялись тренироваться, тогда ЦСы всевозможные были – соревнования Центрального Совета среди городов нашей системы. Я уже шел на кандидата в мастера спорта. Но на соревнованиях – я не знаю, почему именно на соревнованиях это происходило, но дело в том, что у меня на руке нарос хрящ. И когда плывешь и столько усердия вкладываешь, в какой-то момент – раз – хрящ залетает и рука не разгибается. И вот в Москве проходят соревнования Центрального Совета, в бассейне свист стоит, я плыву – и вдруг залипло. Я ничего сделать не могу. И я хватаюсь за канат и начинаю трясти рукой. И тишина. А я трясу и вдруг – хру-усть! – такой хруст на весь бассейн, и я поплыл дальше. Ну, естественно, потеряно было секунд пять как минимум, тут уж ни о каких результатах говорить не будешь. Но зато в моем активе есть такие события, как 6-я спартакиада народов СССР в Нижнем Новгороде. Плыли полтора километра под водой. Когда начали представлять участников, там все – сплошные мастера, и следом моя фамилия – вообще без разряда. Ничего, поборолись. У тебя баллончик, моноласта, и дельфином под водой шпаришь. Некоторым даже и воздуха не хватило. А я там занял третье место. Медаль такая огромная. Есть чем гордиться. Кроме того, наград было будь здоров, но они все такие... – небрежно отмахивается спортсмен. – Так относиться к своим победам может только человек, у которого главные достижения еще впереди. – Я председатель городской федерации плавания, плюс отвечаю за всех ветеранов, вожу на чемпионаты области ветеранские сборные. Шесть лет вожу – и шесть лет мы вторые после Нижнего Новгорода. Нам прямо в лицо говорят: не рыпайтесь, выше нас вы не подпрыгнете. Хотя мы два раза конкретно по очкам обходили. – Какие соревнования можно придумать под водой? Кажется, занырнул в омут – и дальше только изумленно озирайся! – Соревнования у нас проходили по скоростным видам подводного плавания, были такие виды, как подводное ориентирование, подводная стрельба, многоборье, куда входила стрельба из пневматической винтовки на суше, в бассейне – стрельба по неподвижным мишеням, и на второй день – на акватории по рыбам, по движущимся мишеням. Вот такие были комбинированные виды. Дальше – фотосъемка, киносъемка. Делали сами боксы для фотоаппаратов на базе 3-го завода, у нас ребята в цехах экспериментальных работали. Сами делали, разрабатывали чертежи. Кто-то вытачивал одну деталь, кто-то – другую. Точно так же ружья собирали. Для подводного ориентирования сами делали аквапланы. На суше ты определял углы, на воде ставились буи и рисовались разные схемы, как ты должен до этих буев доплыть под водой. При хорошем настрое акваланга хватало на полтора-два часа. На небольших глубинах используется всегда сжатый воздух, большие глубины – там уже идет кислород. Сами разрабатывали компрессоры. Были и покупные, но они всегда ломались, приходилось ремонтировать, доработки кое-какие делали. Мы сами акваланги закачивали. И ружья закачивали. Все своими средствами. Наш клуб «Дзержинец» находился в деревянном здании на Зернова. Мы там вечера проводили постоянно. Жизнь била ключом, рекой текла. Мы проводили праздники Нептуна на Протяжке. Выстраивали корабли, минировали их, подныривали, взрывали. Это все настолько было показательно. «Пронырами» себя звали. Все праздничные мероприятия на базе 3-го завода в Пурдошках устраивали. Праздники без ДОСААФ, без нас не обходились. В ДОСААФ нам отдали наш знаменитый грузовик, вообще не работающий. Мы сами все собрали, перебрали мотор, кабину в кузов сделали, будочки. Сколько мы на нем застревали, толпой все время его вытаскивали. Вокруг города гоняли по всем акваториям.
Картинка
– Не жизнь, а сплошные развлечения. – Мы и работали по профилю. Ныряли, нашу плотину конопатили. По весне ты ее конопатишь, а тебе в спину лещи такие килограмма по три-четыре бьются. И такое было. В Вознесенске глубины до 18 метров – ныряли, и все было нормально. У некоторых уши, правда, летели, я к Кряжимскому возил ребят. А потом сам порвал ухо, баротравма была. Перепонку повредил на глубине всего шесть метров. Тут тоже зависит – забит у тебя нос, не забит. Очень много нюансов в этом виде спорта. Спорт как таковой опасный, конечно. Это когда показывают море, дайвинг – это одно. А здесь, когда в таких темных реках, – это совсем другое. Но физиология человека такова, что если ты этим увлекся и настолько, все эти мелочи тебя не остановят! А насчет пользы от нашего ныряния – мы водоемы чистили, в спасательных работах участвовали. Милиции искали вещдоки. Кто-то утопил – нас милиция привлекала на поиски. Находили, конечно. – Что находили?! – Портфели там с чем-то выбрасывали. Но если бы все ограничивалось портфелями... Я двадцать девять лет вытаскивал утопленников, здесь в округе все утопленники были наши. И в городе, и на Мокшу нас все время вызывали. Первый мой утопленник вообще был в Арзамасе. Да, все это в нашей практике было... Утопленников ищем – вокруг столько зевак. И когда вытаскиваем на берег, просим: ребята, помогите. Человек сто сидят вокруг – хоп, никого нет. Всех как ветром сдувает. А в такую гору, на обрыв его поднять – у нас уже сил нет. Устаешь-то неимоверно. Мы плаваем, ныряем – это ж не так просто. Это очень сложно. Это труд, натуральный тяжелый труд. Во-первых, дыхалка – она сбивается буквально сразу же. Если я могу на две минуты задерживать дыхание в первые нырки, то с каждым следующим нырком я секунд по пятнадцать сбрасываю. И потом больше полутора минут у меня и нет. Минута – это уже хорошо, когда ты держишься под водой. И ты все время плывешь. От четырех до семи часов ты плывешь против течения. – Что-то мрачновата романтика. А веселье там, под водой, у вас, наверное, и вовсе было с налетом таинственной жути... – На Мухтоловских озерах мы уже не плаваем, а раньше это была наша база. Старопустынские озера, Мухтоловские. Там есть плавучие острова. Плотно сросшаяся трава с землей, толщиной это все метра два. А под островом – опять вода. Это не просто острова, а целые плавучие берега. В этих берегах есть такие «окна», ты туда ныряешь, в это окошко, и оказываешься под землей. Абсолютно. В воде, но под землей. И там под тобой еще глубинища. Ты плывешь – все, мрак, темно. И вдруг – просвет из «окна», столб света, и ты плывешь на этот свет. Мы играли здесь в догонялки, вы можете себе это представить?! Наверное, трудно даже предположить, насколько это опасно. Не каждый в такие догонялки играл! – Эх, разговорить бы ваш многострадальный костюм! Он проклял, наверное, своего обладателя. Судя по шестидесяти заплаткам, он ушел на пенсию в полной уверенности, что погиб на расстреле!.. ...В новом английском фильме про современного Шерлока Холмса служительница музея постоянно заваривала чай в древнейшем китайском сервизе. Мол, ископаемая керамика продолжает жить лишь до тех пор, пока ее используют по назначению. Раритетный гидрокостюм надо отправить в музей с готовой легендой о том, что его тоже необходимо регулярно смачивать водой, иначе экспонат превратится в пыль. Лет через несколько под эту легенду подведут научную базу, а еще через несколько лет наделенный особыми полномочиями сотрудник будет как в доспехи облачаться в «экспонат» и выгуливать его по дну бассейна. Вещь ценна шлейфом историй, тянущихся за ней...
Анна Рысь • Фото - А. Хохрякова, А. Трубин

Опубликовано 12 октября 2011г., 15:40. Просмотров: 3587.

Комментарии:


alexandr_ko alexandr_ko
13 октября 2011г., 13:12
Цитировать это сообщение
Да были интересные времена. И в походы ходили тоже не только утопленников вытаскивали. Всю Нижегородчину исколесили и исплавали. Но больше всего мне нравилось ходить на Кержнец и Сережу. Сережа во время разлива многорусельная становиться, у Кержнеца много омутов, в которых и леща и щуку можно поймать. Фотография у отца осталась когда в корягах подводным ружьем щуку во весь рост поймали (по моим прикидкам почти полтора метра длинны). Еще и этим интересна жизнь подводника.
ОдинИзНас ОдинИзНас
20 октября 2011г., 23:11
Цитировать это сообщение
Трубину, перефразировав Горького.
Ты славно пожил, ты храбро бился, ты видел Воду ...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика