Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Спорт - Воинство Христово

Воинство Христово

«Случись война, защищать нас отправятся мои дети!» Теперь мы будем часто слышать это имя. Матрена Вячкина, девушка-боксер из Дивеева – в начале лета мы уже рассказывали об этой восходящей «звезде» из спортивного клуба «Ринг» («Саров» №22, «Ринг» покажет! или «Леонид Владимирович, феноменально...»). Именно так отзываются о воспитаннице тренера Тужилина те, кто сломал на боксе не один зуб... В ноябрьские, абсолютно православные теперь праздники, мы отправились в Дивеево знакомиться с будущей чемпионкой. И ее семьей… И всю дорогу я обкатывала на водителе, а по совместительству редакторе, главный вывод, который еще до личного знакомства смогла сделать о «принимающей стороне». Что мы имеем? Православная семья, переехавшая сюда из Ташкента и теперь «завязанная» на монастыре, девять детей, которых планомерно, включая девочку, отец отдает в… бокс. Не вяжется! Девочка в боксерских перчатках вместо платочка идет вразрез с общепринятым представлением о том, как должна быть дорисована картина с монастырем во весь задний план! А ведь именно вот эта православно-боевая картина – самая что ни на есть истинно православная! Да кто вообще придумал, что синоним православия – безропотность?! А какой праздник мы отмечаем 4 ноября? День иконы Казанской Божьей Матери. А еще – вспоминаем народное ополчение, которое, вооружившись в том числе и этой иконой, в порыве благородной ярости встало на защиту своей Родины! Отними боевую составляющую у нашей родной веры – много ли там останется?! Потому что Россия – подножие престола Господня. А русский народ – воинство Христово. Всю жизнь мы за свою Родину и веру воевали – и так оно и будет… …Нереально крошечный бревенчатый домик с сеном под крышей – а сразу за ним здоровенная такая белая кирпичная махина. Нехилый дом, но внутри еще надо карабкаться по дощатой лестнице куда-то вверх, подальше от совершенно нежилого первого этажа. И вот оно человеческое жилье. Все на месте – дети, кошки, милая хозяйка Наталья Владимировна – естественно, у плиты. Мне недавно рассказали, как наши прадеды относились к появлению в семье еще одного ребенка: «А, ладно, еще один ковш воды в кастрюлю закинем!..» – А где у вас чемпионка?! – Да в больнице с братиком… Ой, чемпионка… Этот их бокс – да разве ж это для девочки?! – не были бы руки заняты раскаленным половником – она всплеснула бы руками. Но мама против отца здесь явно в меньшинстве: она – одна, а его… много! – Кто в баню первый?! – почти врывается хозяин в комнату, вперивая орлиный взор в детей. Дети замирают, а котята кидаются прочь из-под ног огромного бородача. Буквально вместо «здрасьте» на хорошем таком, веселом нерве, Андрей Витальевич начинает с места в карьер яростно расписывать мне прелести здешнего бытия: – В Дивееве баня работает один день – в субботу! И вот мы все здесь этой субботы ждем как великого праздника! Как евреи ждут своей субботы! Честное слово! Прости, Господи!.. А мы ванну еще вон не доделали… – Ох, сейчас новый закон примут, дадут нам наш материнский капитал. Может, достроимся наконец… – плита, наверное, уже выучила это заклинание своей хозяйки… – Ладно, губу раскатала! – радостно комментирует муж. – А как же?! – тоненько и отважно сопротивляется жена с неистребимой наивной женской верой в справедливость. – А что, еще не дали? – прорезается еще одна наивная женщина – я. – А с какого?! – от души забавляется хозяин. – Дают на ипотеку – ипотека нам не нужна, – начинает перечислять хозяйка. – На учебу? Не знаю, пусть учатся своей головой… Пенсионный фонд – нам тоже вроде не надо… – Да мы не доживем! – замечательная жизненная позиция для отца девяти детей… – Они этот капитал хоть бы кирпичом, что ли, давали, раз живыми деньгами не хотят. Все боятся, что пропьем!.. Мы с хозяином выходим на улицу. Он кивает на крошечную избушку: – Вдевятером здесь зимовали. Вот знаете, были теплые зимы – а потом один раз как вдарило 40 градусов… Андрей, не иначе, с Божьей помощью загружается в, оказывается, непомерно крошечную редакторскую машину. И его первые слова с редактором снова характеризуют его как необыкновенно позитивного человека: – Вы из деревни Пузо? А там виселицу-то убрали?! Ну, ту, возле храма. На которой рында висела... Тамошний староста все говорит батюшке: «Вот здесь тебя и повесят! А рядом – меня!» Он улыбается жесткой, умной, саркастичной улыбкой – и рассказывает: – Мы приехали сюда в 94 году. Я работал в монастыре. Монастырь сильно помог: вот этот домик купили, ссуду матушка дала, игуменья. Жили до 99-го. И поехали снова в Ташкент продавать жилье, потому что тяжело стартовать, что-то делать без капитала… – Реально было в Ташкенте продать жилье? – Сталинку, трешку, продали за шесть тысяч восемьсот долларов. Причем, нас на таможне обули на двести долларов. А я вывозил тещу, четверых детей, – и еще дед был, тещин отец. Я его в поезд на горбу заносил. И вот таможня меня подтянула: «Я вижю, ти в бога верищь. Без обиди?!» А я ему что скажу?! Они ссадят меня – и все. Думаю: «Верить-то я верю. Но отольются тебе наши слезы…» И прошло немного времени – они все теперь здесь. Сколько здесь узбеков, таджиков, они все бегут оттуда… Эх, какой взгляд! Он производит абсолютное впечатление человека, который чуть чего не станет долго искать кулаки по карманам… Но сам он с такой аттестацией категорически не согласен: – Не-не! Я – не по этой части! Поэтому я детей в бокс и отдал! – Многие не могут понять: столько детей! Это какой-то тупик! – живо разглагольствует он по дороге в больницу. – Мир заряжен на двух детей. Государство всех зарядило. Как будто планку этим капиталом сделало. Ограничение демографии под предлогом помощи. Второй ребенок – и все. Потолок. А у меня старшему, Володе, уже 16 лет. Я его первого, кстати, отвел на бокс. А что девчонку в бокс отдал – а куда ей, на дискотеку, что ли, ходить, пупок показывать?! Это всегда успеется… Матрену в больничном холле я встречаю как старую знакомую. И не сразу соображаю, что я-то ее по фотографиям хорошо знаю, а она меня – нет. Вот так и узнаешь цену своей известности. Рядом с настоящей знаменитостью… А она ведь только год назад в бокс пришла! А в мае выиграла «малый чемпионат России» «Олимпийские надежды», а в августе – чемпионат России. И все кричали: «Феноменально!» И я вам скажу: «звезда» растет. Я сужу по тому, как она позировала для фотографии. Такая цепкая, умная, пленительная улыбка. Ух, какая уверенность должна за этим стоять! Вот так обласкает взглядом на ринге, а потом ка-ак стукнет! Похоже, я «спалила» перед ней ее тренера Леонида Тужилина с его идеей перевезти ее в Саров: – Впервые слышу! – почти возмутилась чемпионка. – Куда мне ехать?! Я дома живу! Н-да, такая упрется – я тренеру не позавидую. Но пока она со своим Дивеевом в проигрыше. В октябре ей на поездку на сборы администрация денег уже не нашла. Хотя здесь-то спортсменку поддерживают как могут… – Для вас это было принципиально – переехать именно в Дивеево? – спрашиваю Андрея. – Это случай. И Божий промысел. Уезжать надо было по-любому. Не хотелось быть диаспорой! – Но ходы какие-то были, чтобы попасть именно сюда? – Да никаких. Я служил в Выборге, в 91-м пришел из армии. И когда пошел развал, государство отделилось, евреи все уехали сразу. Надо было с ними уезжать! Но куда? А здесь в селе Ивановское служил батюшка, который нас венчал в Ташкенте. И он сказал: а иди работать в монастырь… – Вот, уже не целует… – говорит отец, попрощавшись с дочерью на пороге больницы. – А скоро они и вовсе разлетятся… – Забавно люди реагируют, – кивает Андрей на удаляющуюся дочь-боксера. – Кто-то начинает говорить, что это плохо, кто-то – что хорошо. Интересно… – Вас, наверное, чужое мнение вообще не интересует… – Не в этом дело. Вот старший сын – у него уже удар нокаутирующий. И я уже начал переживать, думать: это его путь, не его, надо ли ему все это? Господи, управь. И у него – раз, травма, в большой спорт ему уже нельзя. Надо молиться, а Господь все управит. Вот бокс – этому же нельзя однозначно «нет» сказать. Это ж не преступность какая-то. А как тут рассудить? Я же не знаю, какой путь у человека, у ребенка, хоть он и мой. Можно все плохое отрезать. Но сказать, что бокс – это зло? Так нельзя. Ну да, немного необычно, что девушка начала таким спортом заниматься. А чем у нас еще заниматься, вот скажите?! ...Тренер Матрены говорит гораздо конкретнее: для нее большой спорт – единственный способ выбиться в люди… – А на какие, вообще, деньги вы всю ораву тянете? – вспоминаю количество детей. – Вообще-то мы свечками занимаемся. Это называется: торговля церковной утварью. Жена тортики печет. Когда сын первое письмо президенту в Интернете написал, к нам сразу из администрации приехали. И говорят: ну вы понимаете, что вам ничего не дадут? А я понимаю, что они начинают людьми заниматься, когда уже поправить ничего нельзя. Чтобы они стали что-то для нас делать, мне надо забухать, жене – загулять, и вот им будет девять «клиентов», их усыновят, и семьям будут платить по две тысячи. Так вы мне платите эти тыщи! То, что сейчас происходит, это, Господи, прости, показуха. Сто рублей платят на ребенка. А на школьника – 450 за кормежку. А летом – не платят. Но, Боже упаси, считать нас бедными-несчастными. Мне самому странно видеть семьи, которые привыкают к тому, что ждут помощи: дайте нам – и все. А мне чего? Мне за державу обидно. Вы не только моей семье – вы всем таким семьям машины дайте. Но кто у нас сейчас плодится? Кавказские национальности? Ладно, мы потерпим без машины. Но вы стимулируйте тогда, чтобы и славяне плодились. Воевать-то кто будет? Мои дети. Если начнется что – мои дети там будут. Так вы им сейчас помогите… …Эх, не спросила я, в каких войсках он служил. От него за версту разит привычкой к реальным боевым действиям. Или это уже мирная жизнь его так натаскала?.. И теперь он похож на боевого офицера на «гражданке»: его слишком много для затхлого болотца серенькой жизни. Показательнейший момент: он говорит: «Весело!» в смысле: «Ужасно!» Веселая ярость к жизни – вот что это такое! – Здесь есть «американец» Саша, у него 8 детей. Человек уехал в Америку, вернулся, а сейчас уже 10 лет не может получить гражданство… Обычная, забавная, веселая история! – полыхают недобрые молнии в глазах, пока он выбирается из тесной машины. В нем столько жизни и настоящей правды и справедливости, что он, похоже, готов заселить этой новой, праведной жизнью все вокруг. Что я там говорила о воинстве Христовом? Именно его этот человек у себя дома и растит...
Анна Рысь • Фото - Александр Ломтев

Опубликовано 01 декабря 2010г., 04:50. Просмотров: 4600.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2018 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика