Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Хобби: Aрхив за июль 2009 года

И Газманов любит велосипед

01 июля 2009г., 03:20
«Велосипед мне нравится», - сказал нашему корреспонденту любимец публики, певец и очень спортивный человек Олег Газманов. Велосипед нравится и многим горожанам. И они этого не скрывают – на нашем сайте продолжается дискуссия о том, КАК сделать наш город безопасным для велосипедистов. И как сделать, чтобы горожане развернулись в сторону велоспорта. Из редакционной почты: «Будучи велосипедистом со стажем, предлагаю свои (более развернутые и конкретные) ответы на вопросы к статье «Береги велосипедиста!» («Саров» №24 от 17 июня). - Безопасен ли наш город для велосипедистов? - Вполне, если редко соблюдать правила дорожного движения. Кол-во автомобилей (а, следовательно, и «водятлов») с каждым годом растет, пропускная способность дорог становится все меньше и меньше. Вместе с этим масштабный выход велосипедистов на автодороги не приведет ни к чему хорошему - аварийность на дорогах резко увеличится. Да и нервировать автомобилистов (особенно в часы пик) не стоит. Единственный выход – делить тротуар с пешеходами. Пусть бабушки, безответственные мамы с детьми, прохожие, болтающие по телефону или просто слушающие громко музыку в наушниках, продолжают восклицать: «О, Боже! Ездить, что ли, негде? Смотри, куда едешь!», но своя жизнь дороже. На дорогу – только при достаточной ширине проезжей части и слабом потоке автомобилей. - Что надо сделать, чтобы создать более благоприятные условия для езды на велосипедах? - Посадить всех чиновников на велосипеды, и тогда в городе моментально «сами создадутся» те самые условия (шутка, в которой, как известно…). Для обыкновенных (любителей) велосипедистов особо ничего делать-то не надо. Взаимовежливость велосипедистов, автомобилистов и пешеходов – вот самые благоприятные условия! Стоит отметить и дефицит парковочных мест в людных местах (магазины, проходные площадок, школы, институт). Тем, кто сделал стоянку у «Плазы», отдельное спасибо, хоть места не много, но есть! Берите пример, большие дяди из ВНИИЭФа! Забор, облепленный велосипедами, не есть красиво. Что касается экстремального направления, то вопрос создания благоприятных условий для экстремалов поднимался большое количество раз. «Магомед» яростно бежит к «горе», но «гора» почему-то все ближе не становится. Удовлетворить нужды экстремалов – раз плюнуть! Было бы желание! Предложу два самых малозатратных (в плане денег) варианта… 1. Серия земляных трамплинов высотой и шириной не более 1,5 м (дёртов) в лесной зоне. Что необходимо? Пару «КАМазов» со строительным мусором (камень, битые кирпичи и прочее, затраты огромные, да?) и хорошим грунтом (дабы присыпать мусор), а также желание это все сделать, которого нет! Копать ничего не надо. Насыпал, сформировал! Дёрты никому не мешают, экологическую ситуацию не ухудшают! Разместить это все можно на Лыжной базе или по дороге на Кремешки, около газовой станции. 2. Открытая площадка с фигурами в черте города. Это надо называть именно так, а не «скейт-парк», потому что от последнего у многих волосы дыбом встают, все представляют себе нечто, похожее на ледовый дворец, затратное и неокупаемое. Итак, рецепт: заброшенная хоккейная площадка (их достаточно сейчас в городе) + металлоконструкции, фанера, рабочая сила + ЖЕЛАНИЕ власть имущих = благо не только байкерам, но и скейтерам с роллерами. Вопрос этот избитый, и как всегда все упрется в следующее: ответственность никто на себя не захочет брать!
С.И.
Просмотров: 1984. Комментарии (4)

Не завянет песенный цветок

01 июля 2009г., 03:28
В прошедшие выходные в Сасово Рязанской области прошел 12-й Всероссийский фестиваль. Он посвящен памяти известного российского композитора Александра Аверкина. По традиции в нем приняли участие лучшие творческие коллективы и исполнители русской песни из двенадцати регионов России. «На побывку едет моряк молодой», «Мама, милая мама», «Теща», «Ярославские ребята» – песни Александра Аверкина знают и любят несколько поколений. В шестидесятые годы Людмила Зыкина вышла на эстраду, исполняя песни тогда еще малоизвестного композитора. Неподдельное и самобытное было в каждой ноте песни, говорят его друзья. Вдова композитора Галина Васильевна Аверкина ехала в этот раз на фестиваль в великой тревоге – месяц назад из-за неосторожного обращения с огнем в родной деревне композитора, Шафторке, вспыхнула трава, а следом и дома… – До деревни Шафторка из Москвы ехали шесть часов, – рассказала Галина Васильевна, – ехали в тревожном ожидании встречи с родиной Александра Петровича, как она залечивает раны после пожара? С замиранием сердца вглядывались в знакомые «лица» домов, уцелевших от пожара... И смахивали слезы, видя печные «осколки» труб на пожарищах, которые уже «затянула» молодая поросль зеленых высоких летних трав... Подъехали к дому-музею, где родился Александр Петрович Аверкин. Нет, нас здесь ждут односельчане с хлебом-солью, приветствием, цветами... Слез не могла я сдержать при встрече. Поклонилась им за спасенный от пожара Аверкинский дом. Они рассказали, как отстаивали его от огня. Всем миром спасали. Поклонилась низко, но нет таких слов, чтобы выразить мои чувства и благодарность и любовь к ним. Что такое дом? В буквальном смысле – жилье, строение... Только Аверкинский дом  для рязанцев, жителей Шафторки, россиян – это понятие гораздо большее. Аверкинский дом – это дом, где живет русская песня, и люди спасали ее... Да, так устроен русский человек. По словам участника нынешнего фестиваля, народного артиста России Олега Иванова, песни Аверкина – это жемчужины. Они отражают настроение народа, они переживут столетия. Композитор Олег Иванов познакомился с Аверкиным на Алтае, когда учился в мединституте. В местном объединении композиторов к студенту Иванову относились критично, и первым, кто оценил его талант, был именно Аверкин. Трудно поверить, но Россия могла бы и не услышать этих песен: «Олеся», «Печки-лавочки», «Завалинка». Все, кто знал Александра Петровича, каждый год приезжают на родину композитора. Это и народный артист России Виктор Темнов, и московское трио «Лада», и Государственный ансамбль «Россия» под руководством Людмилы Зыкиной. Прошли в рамках фестиваля Аверкинские литературные чтения. Они проходили в единственном в России Музее русской песни. Ну, а уж гала-концерт фестиваля – это событие, ставшее визитной карточкой Сасово. По словам Тамары Гудимы, советника министра культуры РФ, о фестивале знает вся Россия, на него торопятся со всей страны. «Не дать завянуть такому песенному цветку – наша гражданская и государственная задача». Жаль, что на этот раз к нам на фестиваль не приехала «Сударушка» из Сарова. Певиц из коллектива у нас в Сасово знают и любят. Сасовцы уважают тех, кто с душой оберегает русскую песню.
Т. Парфенова, г.Сасово

Просмотров: 1376. Прокомментировать

Горными тропами Крыма

08 июля 2009г., 01:19
Есть в Сарове люди, которые по-прежнему предпочитают активный отдых пустому лежанию на песке возле теплого моря. Кстати, активно отдыхать можно и в теплых районах, и даже у моря. – Вроде бы мне почти всё было известно про Крым, но, только измерив многие километры пути ногами, я могу сказать, что открыл для себя этот уголок Земли, – делится впечатлениями мой давний знакомый Тарас Олесницкий. В мае нынешнего года он две недели путешествовал по Горному Крыму. Планировали маршруты, почерпнув множество интересных исторических, геологических, географических фактов и замечаний из книги братьев Ена «Перевалами Горного Крыма». По весне, так сказать, для тренировки, когда кое–где в лесу ещё лежал снег, сходили в тренировочный поход вокруг Сарова. А еще особое внимание уделили выбору обуви. Ведь не секрет, что от нее порой напрямую зависит успех пешего странствия. Тем более по горам. ТРОЛЛЕЙБУС НА ЮЖНЫЙ БЕРЕГ И вот он – полуостров Крым. Из равнинного Симферополя на троллейбусе буквально за пару часов попали в субтропики крымского побережья – край виноградников и курортов. Но наши путешественники стремились не на пляж – им предстоял путь по горам. – Когда мы подъехали к подножию горы Парагильмен, начальной точке маршрута, – продолжает свой рассказ Тарас, – у многих, в том числе и у меня, появилась мысль: «И мы ТУДА пойдём с рюкзаками?» Впрочем, уже на следующий день мы, бодрые и весёлые, штурмовали 1500-метровые вершины, что в три раза выше Парагильмена. Первые дни похода были очень непростыми. На высокогорных пастбищах горы Роман-Кош – высшей точке Крыма – ещё местами лежал снег, и было очень ветрено. А на затянутой облаками горе Эклизи-Бурун, на верхнем плато Чатыр-Дага, мы ощутили себя настоящими «ёжиками в тумане». На плато Чатыр-Даг побывали в пещерах Мраморная и Эмине-Баир-Хосар. Полюбоваться протяжёнными подземными ходами и восхитительными залами этих пещер приезжает множество народа. В каждую из этих пещер можно заказать полуторачасовую экскурсию. А еще на Чатыр-Даге есть отдельный затерянный мир под названием Караби-яйла. Это высокогорное плато размером десять квадратных километров нашпиговано подземными полостями, как хороший сыр дырками: пять–шесть пещер и шахт на каждые сто метров. (А еще уфологи утверждают, что там НЛО летают чуть ли не роем и исчезают в этих пещерах. – И.Н.). Погода начала радовать солнцем, и туристы, вначале слегка расстроенные дождями, стали искать тень на стоянках и бивуаках. Ну, что же, идеал недостижим. Даже в Крыму. Далее путь лежал в сторону массивов Северная и Южная Демерджи (в переводе – «кузнец»), в красивейшую долину реки Джурла, всю в яблоневом и вишнёвом цвете, а также в знаменитую «Долину привидений» с её причудливыми каменными идолами. По пути лакомились «подножным кормом» – диким луком и чесноком. Рвали мяту для чая. Воду питьевую нужно было искать, хотя в мае ещё встречались ручейки. Это в разгар лета, к июлю–августу, временные водотоки пересыхают, и туристам надо ориентироваться только на хорошо известные источники воды. Долина Джурла знаменита своими водопадами. Собственно, вся река представляет собой как бы ступени гигантской лестницы. А в двух–трех часах ходьбы от Джурлы, в верховье реки, находится самый полноводный водопад Крыма «Джур-Джур». Он действительно очень красив. Ущелье Хапхала – гидрологический заказник с множеством небольших водопадов и порожков. Высокогорное плато Караби лежит на высоте 1000 метров над уровнем моря. Плато изобилует карстовыми пещерами и шахтами. Правда, отыскать их даже с картой и компасом очень непросто: все плато состоит из на редкость одинаковых холмов и ям, среди которых сложно выискать надёжные ориентиры. Воду пришлось топить из снега, добытого в пещере Большой Бузлук. Сильное впечатление произвела небольшая «Мамина пещера». Спуск в провал привел к пятиметровому колодцу, куда пришлось спускаться по веревке. В пещере полная темнота. Широкий ход выводит в большой зал с классическим подземным набором украшений: сталактиты, сталагмиты, завесы, камины, щели, лазы. Рядом – второй зал. Если выйти в него, не осмотревшись, то путь обратно не сразу отыщешь: кажется, что вокруг сплошные стены и сталактиты. В пещерах всегда прохладно (+10 градусов), а снаружи тем временем воздух уже раскалился до 30 градусов. Спуститься с Караби к морю, в поселок Рыбачье, куда лежал маршрут, можно не везде: на юге плато обрывается скалами. Но есть пути, которые были освоены и описаны еще древнегреческими географами и даже раньше. Один из них – перевал Чигенитра. В Рыбачье спустились по Туакской балке, засаженной виноградниками. За нами скальной стеной высилось плато Караби. НА ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ Побродив по горной части Крыма и осмотрев максимум интересных мест в горах от Алушты до Судака, две группы (25 человек) под руководством Алексея Березина и Тараса Олесницкого еще пару дней отдохнули на море. В Судаке их ждали морские прогулки, экскурсии по Генуэзской крепости, скалам мыса Алчак, горе Сокол и Голицынской тропе, можжевеловой роще, заводу шампанских вин в Новом Свете. В этом путешествии отлично показали себя не только такие опытные участники, как Марина и Алексей Демидовы, Елена Васина, Любовь Олесницкая, Андрей Смирнов, но и совсем юные пилигримы – семилетний Вова Олесницкий, Даша Власкова (8 лет), Андрей Власков (10 лет). – С каждым годом хочется всё больше времени побыть в Крыму; он притягивает, как магнит. Если представится такая возможность, мы обязательно завершим наш пеший цикл путешествий по Крыму (2008 – Западный Крым, 2009 – Центральный, 2010 – Восточный...). И, кто знает, может быть, освоим и другие способы передвижения по просторам Тавриды, – завершил свой рассказ Тарас Олесницкий. Кстати. Фотографии, использованные в тексте будут участвовать в фотоконкурсе газеты «Саров» и саровской федерации туризма «Люди идут по свету». Условия конкурса смотрите на сайте.
Ирина Недякина

Просмотров: 4135. Комментарии (5)

Рыбалка и разбой

15 июля 2009г., 02:01

Как боярин Морозов разбойничал, а разбойник Барма людям помогал, или что можно выловить на рыбалке. Летом перед каждыми выходными сладко внутри и азартно – на рыбалку едем. Что выловим на этот раз? И, главное, где? Имена любимых рыбацких мест – Лысково, Бармино, Разнежье – ласкают слух. До волжских просторов мы едем, минуя Первомайск, Сергач, Мурашкино. Вызывает интерес карта Нижегородчины множеством мест с похожими названиями – Майданы. Сколько их! Сарминский и Полховский, Крутой и Быков, Волчихинский и Рождественский, Силинский и Салдаманов, Можаров и Тольский, Мокрый и Винный, Холостой и еще какой другой. Так и крутятся слова на известный мотивчик «Не счесть Майданов в крае нашем Нижнем!» Счесть-не счесть, но можно прочесть. И что вы думаете – прочиталось, да та-а-кое. Как в нашем краю возникли первые в России зачатки химической промышленности. Чем заканчивалось горное дело. Как боярин Морозов разбойничал, а разбойник Барма людям помогал… Итак, по порядку. Майдан значит площадь Слово арабского происхождения означает место, площадь. Другими словами, скорее это и не деревни вовсе, а открытые, пустые площадки. Связаны майданы с производством поташа, смолы и скипидара. По терминологии XVII века «будные майданы» возникли в окрестностях городка-крепости Арзамаса, в сельцах Лукояново и Сергач. В правление Алексея Михайловича «Тишайшего» шли непрерывные войны. Одновременно царь – рачительный «помещик на троне». В заботе о казне и дворцовых доходах он предписал указом: «В притешских и приалаторских лесах произвести розыск угожих мест, кой бы годились его, Великого Государя, на поташное и смольчужное дело». Как видно, правительство всеми мерами поощряло добычу поташа и смольчуга. Еще бы – оба этих химических продукта были одной из важнейших статей русского вывоза в Англию и Голландию. Так росли в «угожих» лесных местах Нижегородчины многочисленные поташные заводы. Поташ – щелочная соль, ценнейший продукт переработки древесины, нужный для выделки кож, фарфорового производства, изготовления пороха. Для успешного поташного промысла нужен был лес нескольких пород. Дуб и ольха пережигались в золу. Из золы, смешивая ее с водой, месили тесто, которым обмазывали сосновые и еловые поленья. Приготовленные таким способом дрова складывали в кучи, «буды», покрывался при этом каждый ряд поленьев новым слоем зольного теста. Буда, имевшая величину небольшого крестьянского дома, поджигалась и пылала костром около полусуток, пока не получался новый продукт – поташ. Жегалых людей или углежогов на майданы и в станы потребовалось очень много. Все они делились на категории разной квалификации и оплаты. Поливачи обмазывали поленья и посыпали, т.е. поливали золой будный костер. От их умения разводить зольное тесто целиком зависело качество поташа. Они получали на каждого от 10 до 20 рублей годового жалованья и корм натурой: по 160 кг муки, не считая круп, три пуда соли и два пуда толокна (не плохо весьма!). На наиболее многочисленной группе будников лежали обязанности правильно устроить буды. Дрова в клетках должны в известном порядке чередоваться породами деревьев. Интервалы между поленьями также имели немаловажное значение. Будники получали от 3 до 5 рублей в год и харчи. Воштари (возчики) доставляли древесину с мест рубки, иногда отдаленных, и отвозили готовый продукт в амбары. Получали 3-4 рубля и такое же, как другие, продовольствие натурой. Были еще бочкари, обручники, колесники, рубщики – разнорабочие за плату 2,5 – 3 рубля в год и скудное пропитание. Работному жегалому люду на поташных промыслах жилось тяжело. Вахта есть вахта. С апреля по ноябрь приходилось ночевать в землянках. Работа от зари до зари. От жара лопалась кожа на лице и руках. Опасность всегда ждала жертву возле долго тлеющего костровища: при проверке углежог мог просто провалиться в пылающую бездну. От плохой воды все мучились животами. Мошки, комары. Одно только хорошо – у закопченных углежогов не водилась вошь и блоха. История запечатлела несколько крупных вспышек протеста будников против невыносимых условий работы. Потом именно здесь разинцы в 1670 году нашли первых своих сторонников. Случаи бегства с будной «каторги» остались в документах сыска беглых людей: «С будных станов сбежали…» Не зря держать в повиновении население майданов в Арзамасе явился особый воевода «поташных государевых дел». В его распоряжении была подьяческая «канцелярия», дыба, виска и даже особый палач. Свыше 3-х тысяч человек работало на арзамасских, лукояновских, сергацких станах. Основная часть рабочей массы набиралась царскими указами среди крестьян дворцовых селений и мордовских ясачных деревень. Были и вольные хлебопашцы, из нужды на время порвавшие с землей. Часть работников вербовалась добровольно из окрестных помещичьих вотчин, главным образом из деревень некоего боярина Морозова. О боярине Морозове Жил-был боярин. Звали его Борис Иванович Морозов. Случилось ему стать воспитателем малолетнего царевича Алексея. А тот возьми, да и заступи на трон в 1645 году. Отблагодарил по-царски своего дядьку-пестуна, боярина Бориса. Отдал ему в безраздельное владение земли Арзамасского и Курмышского округов. Его вотчинами стали богатейшие многолюдные села – Мурашкино, Лысково, Сергачи – и в придачу к ним 300 деревень. Так Борис Морозов стал крупнейшим нижегородским владельцем-вотчинником в награду за верную службу свою. «По благоволению царскому был силен боярин Морозов словом и делом», – говорили про него современники. Сильный хозяйственник, Б.И.Морозов даже угадал прибыльность нижегородского железоделательного промысла, хотя считалось, что уже в начале XVII века местная горная промышленность клонилась к упадку. С незапамятных времен существовало добывание железа на болотистых притоках Волги. Поднимали со дна речки или болота руду – бурый железняк органического происхождения – и отжигали её в печурках-домницах сыродутным способом. Полученная после обработки руды «крица» ковалась на «пруты». Прутовое железо шло на выделку в обычных кузницах простейших предметов обихода: гвоздей, топоров, копий, кос, кривуль-серпов. А при Морозове началось с любопытных подробностей о рудных месторождениях из письма лысковского приказчика: «Добывают святого Макария Желтоводского иноки железо за Волгою, руда железная от монастыря верст от семи и емлют ту руду в болоте. А руды много в болоте лежит в оборник (полосою). И выходит у монахов из горна на сутки по семи-восьми криц, а крица обходится по 4 деньги, а из крицы выходит по 4 прута железа (по 8 денег каждый прут), и железо де покупатели хвалят». Дело показалось боярину прибыльным, он не замедлил с ответным поручением: «Делают железо Макарьевского монастыря иноки, а мастера у них моего села Лыскова крестьяне Федька Бобер и зять его Степанька. Есть еще Нижегородского Благовещенского монастыря село Разнежье и деревня при ней Разнежье же. Тут, сказывают, большую железную руду нашли. Руда-де лежит в стоячь человека, емлют её и кладут в анбар, а железо из руды делать некому. Обыскали-де недавно, а мастеров у благовещенских монахов нет. А ту Благовещенскую руду лучше Макарьевской хвалят, а при добром мастерстве здесь и промысел хороший будет. Чтоб макарьевские крестьяне на то место не перешли – тебе бы скорее взять у Благовещенского монастыря властей то место на оброк лет на десять и больше и укрепиться записьми. И завесть к рудному делу 100 человек». Так была вздута первая морозовская «домнна», затем – вторая. Заразительный пример Благовещенского монастыря переняла и крупнейшая подмосковная обитель Троице-Сергиева лавра. К слову, лаврские владения в нашем Низовском крае занимали большую часть треугольника, образуемого слиянием Оки и Волги. Около двадцати водоемов и речек, впадавших в Оку, имели буро-желтую окраску воды, что указывало на присутствие железа. Это же подтверждали и сами названия речек, существующие до сих пор, — Ржавка, Гниличка, Черная речка. Но как монахи Сергиевой лавры принялись добывать болотную руду? Поселили монастырских трудников в специально заведенной деревне – Игумново. Однако «трудники» разбрелись в разные стороны, оставив о себе лишь память в сохранившемся на долгие времена названии селения Игумново. А нижегородские крестьяне, добывая железо Морозову, честно оттрубили более 10 лет, как боярин и планировал, вплоть до его смерти в 1661 году. Прибыль от этого шла барину колоссальная. Но богатства посылаются нам как главное в жизни испытание. Не даром говорят – труднее, чем «огонь и воду», пройти человеку «медные трубы», т.е. славу и богатство. Хороший хозяин Морозов и не заметил, как превращался в деспота. В руках его все нижегородские владения сделались источником обильного «кормления», т.е. извлечения всеми путями и способами доходов от работы крепостного населения. И десять тысяч нижегородских крестьян оказались в полном распоряжении корыстолюбивого до алчности, сурового и беспощадного к людям старика. Действовал Морозов, правда, не напрямую. Сам-то проживал неотлучно при царе, а в Нижний Новгород послал надежных приказчиков из своих московских холопов с «памяткой»: «Во всем прибыли вам искать». Приказчики на местах сразу объявили неприятную для крестьян новость: уничтожался прежний сбор с «выти» (окладная мера) и вводился новый оброк (налог), очень крупный – 14 рублей с семьи. Да ладно бы один этот налог – может, и потянули бы раз в год как-нибудь. Нет, вошел во вкус боярин собирать всякую живность, да самую лучшую – гуси, куры, яйца, масло. Так и приходилось нижегородцам собирать ему обозы со всякой живностью дважды в год: каждый ноябрь и июнь. Всё тому мало. Перед Петровым днём в июне дополнительный приказ: «Промышлять в реке, в затонах, в заводьях и в береговых озерах рыбою, осетрами, стерлядями, лещами, линями, судаками большими, ездить за рыбою денно и ночно, а что будет в улове, то все в сады (садки) сажать. А стерляди были бы больше аршина (т.е. больше 71 см), меньше не присылать, а лещи б тоже в аршин и без двух вершков (= 62,2 см), а линей в 3/4 аршина (54 см)». Любое желание барина письмом долетало до Арзамаса: «...От Бориса Ивановича Морозова в арзамасскую мою вотчину. Как к тебе моя грамота придет, тотчас велеть во Пьяне реке на мой обиход раков ловить и из тех раков вынимать раковые жерновки; а чтоб изготовить раковых жерновок гораздо с лишком. И больше б жерновок наготовить и прислать ко мне к Москве. И в село Новое Покровское о тех раковых жерновках писано же, велено изготовить и ловить раки в реке Ваду». Всех замучил боярин своими указаниями. Особенно трудно выполнялся наказ «изготовить, нащипать своробориного цвету (шиповник), высушить и прислать к Москве; изготовить цвету с осьмину (два пуда сушеных лепестков!)». Морозов нашел выгодным требовать вещи и предметы не для себя, а для продажи в Москве по хорошей цене. Местные мастера-крестьяне сдавали в Москву лысковское полотно и сундуки, мурашкинские тулупы, рукавицы и шапки, керженецкую деревянную посуду. «Велеть собрать со всех вотчин с токарей деревянных судов, блюд, ставцов, братин, ендов, ковшей и ложек против прежнего. Да со всех вотчин собрать сто блюд сковородчатых красных (расписных) и на оловянное дело (способ окраски), да двадцать середних, да двадцать поменьше, особых, в каком дереве делаются, только бы они были на корельчатое дело (с узорами)». Тянули-тянули морозовские подданные назначенное им тягло, платили-платили большой оброк, посылали обозы, выполняли многочисленные повинности. Но часто не выдерживали и посылали умоляющие прошения, «били челом» своему владыке: «Умилосердись, государь Борис Иванович! От твоего государева оброку большого прибавочного мы, сироты твои, оскудели и одолжили великими долгами, ныне нам твоего оброку платить невозможно, многие из нас, сирот, скитаются по миру». Бывало, очень редко боярин в ответ на такие просьбы сбавлял оброк. Чаще гнев помещика-изверга обрушивался на просителей. И недовольным всегда наизготовке «колодки и железа» в погребе вотчинной конторы. Но баре ошибаются во все века и встают на те же грабли. Богачи почему-то забывают, что народное терпение имеет предел сжавшейся упругой пружины. Выстрелит пружина, когда и не ждешь. Стихийный бунт Так в июне 1648 года со всех сторон понеслись тревожные вести о выступлениях «скопом» вотчинных крестьян, а кое-где мордвы, чувашей и татар, ведь еще тяжелей жилось в ту пору людям нерусской национальности. Переполошились испуганные бояре. Из далекой от своих имений Москвы стали письменно требовать от своих приказчиков строгих мер. «От Бориса Ивановича Морозова в Арзамасскую мою вотчину людям моим. Как к вам ся моя грамота придет, имейте глядение, чтоб крестьяне жили за мной по-прежнему. А буде в которой моей вотчине крестьяне учнут дуровать или какой завод заводить, их смирять и о том мне писать и нарочно ходока прислать, не замолчав, и их, крестьян, государь укажет усмирить». Напряжение разразилось в Москве этим же июнем – массовые народные волнения закончились убийством троих бояр. Люди «всяких чинов невежливым обычаем пришли к государеву дворцу и на дворе шумели», требуя «жестоким челобитьем» выдачи им для расправы главу правительства Б. И. Морозова и двух других бояр. В документах подчеркивается, что на боярина Б. И. Морозова «завод заводили и про смертное убойство говорили» арзамасцы – служилые люди Дмитрий Нетесов, Иван Исупов и Панкрат Нечаев. Но удалось царю своего дядьку Морозова спасти. По выражению современника «выплакал» царь у народа вместо казни боярина ссылку в отдаленный монастырь. Крестьянские волнения катились между тем в арзамасских вотчинах Морозова. Ссыльному, но благополучно живому боярину приказчики доносили, что в июле 1648 года у крестьян села Рождествено «почали быть думы свои и сходы», на которых приговорили разграбить приказчика Ивана Федотова, а самого его убить. Морозовский холуй Федотов успел бежать, но «клеть его с имуществом и хлебом запечатали», посевы его ржи и овса «приговорили миром пожать на себя», а скот его запретили пастухам возвращать ему, если вернется. Одновременно молодые крестьяне стали готовиться к уходу из вотчины. Приказчики писали о них: «Дворов не строят, пашни под рожь не распахивают, да и готовые паханые пашни не убирают и хлеб сеять не хотят». Но восстание в целом не удалось: поднялась молодежь, беднота и мордва, особенно притесняемая вотчинником. А пожилые и более достаточные крестьяне, как это бывает, не примкнули и тем самым сорвали попытку избавиться от утеснений боярина. Последствием неудачных местных восстаний можно считать массовые побеги крестьян из своих поместий. О разбойнике Барме Выбитый из привычной жизненной колеи, лишенный крова и пищи, с вопросом «куда бы податься» крестьянин шел в «разбойники», не теряя надежды на лучшую жизнь. Официальная терминология властей окрестила их действия «воровством». Но удалые «разбойники» — это люди, что отнимали имущество, но не проливали кровь. Они даже вызывали сочувствие простого люда. Государство не скупилось на меры борьбы с «воровством» и душегубством (смертоубийством). В старые годы татю (вору) и душегубу на первый раз отрубали правую руку, на второй раз — левую ногу, на третий — левую руку. «Уложение» (1649) отменило это варварское расчленение живого человека на части, установив более «щадящее» наказание: виселицу за татьбу и разбой, отсечение головы на плахе за смертоубийство. «Ватаги» и «шайки» разбойников представляли собою крепко спаянные коллективы, руководимые выборным атаманом. Держались участники разбойничьих отрядов друг друга крепко, жили всегда табором, товарищей не выдавали, даже под пыткой. Добыча, по установившимся неписаным правилам, делилась обязательно на пересечении двух дорог, т.е. на перекрестке. Присяга на верность общему делу сопровождалась страшными клятвами: «Разрази меня на месте!», «Убей гром!», «Лопни мои глаза!», «Отсохни рука!». Наиболее удобными местами для разбойничьих засад были лес и река. В глухих лесных трущобах разбойники рыли обширные норы-пещеры и строили земляные городки. Там они хранили добытое имущество, отдыхали от своей беспокойной «работы», а в худой момент отбивались от карательных воеводских отрядов. Предания сохранили память об очень многих нижегородских удальцах XVII века. Некоторые эпизоды из жизни этих полулегендарных лиц подтверждаются историческими документами. «В Писцовой книге, в перечне людей, проживавших в слободе, выездных служилых казаков, значился Емельянко Федоров с сыном Архипкой, «да у него живет бобыль Матюшка, Ортемьев сын, прозвище Барма». Этот Матвей Барма после перехода с.Мурашкина (1645) в собственность боярина Морозова не выдержал тягот от нового владельца и ударился в бега. Ушел он, однако, недалеко. На берегах Волги, близ Фадеевых гор, облюбовал местечко, где с венца крутого утеса открывался широкий вид на окрестности. В соседнем глухом буераке разместилась на жительство собранная Бармой ватага — полтора десятка таких же, как он, обездоленных людей. Матвей Барма с товарищами караулил проходящие мимо купецкие суда и взимал «проходное». Если хозяин или приказчики не платили денег добровольно, их били кошками (плетьми) или хлестали горящими вениками. Барма и его компаньоны не имели огнестрельного оружия и по преданию не совершали убийств. Наверное, поэтому налеты барминских молодцов на суда далеко не всегда кончались удачей. Наученные горьким опытом, судопромышленники придумали запасать на время прохода через Бармино крупные камни. Нападавшие, подъезжая на лодке, старались зацепиться баграми за обнос струга. А судовщики быстренько бросали камни в лодку и часто успевали загрузить и потопить ее ранее, чем разбойники вскарабкаются на борт. (Вот тебе и сеятель трехпроцентного займа! Если уместно вспомнить сюжетец из «12 стульев», где горе-художники нашли «расплату» за плакат). Благородный разбойник Барма наказывал богачей за неправедное их поведение и помогал бедным. Люди сквозь века пронесли образ нижегородского Робин Гуда: место их расположения получило прозвание Бармина буерака или просто с.Бармино, а на противоположном берегу Волги – привольно раскинулся живописный Барминский остров. Так вот откуда пришло название нашего излюбленного рыбацкого места! Захотелось мне тут узнать, может и про дядьку царского, Морозова, где-нибудь есть название? Есть! В Арзамасском районе сохранилось село Морозовка, о котором в топонимическом словаре излишне кратко и как-то нарочито сухо прописано: «Патроним. Вотчина бояр Морозовых». Вдруг откуда-то из груди волной прокатилась непопулярная нынче мысль: «А, может, и правда, добро помнится дольше зла?» Мысль быстро укатилась. Ведь впереди – выходные. И сладко внутри. На рыбалку едем. Что выловим на этот раз? И, главное, где? Имена любимых рыбацких мест – Лысково, Бармино, Разнежье – ласкают слух. Как никогда.

Елена Мавлиханова

Просмотров: 3309. Прокомментировать

«Курорт» в Балыкове

15 июля 2009г., 03:58
Прошли те времена (и надеемся, что не вернутся), когда семьи были вынуждены батрачить на двух, а то и трех огородах, чтобы зимой не протянуть ноги с голоду. Сегодня же «фазенда» – все чаще и чаще становится красивым местом отдыха. Вместо морковки и свеклы – всё чаще участки украшают изящными тюльпанами, пышноголовыми пионами и розами, остролистными лилиями, картошка уступает место ровным зеленым газонам, а рядом с яблонями да грушами всё чаще появляются разные экзотические деревья, а виноград обвивает беседку... Чем не курорт? Пять лет назад, когда балыковский огород перешел от родителей Сергею и Светлане Журавлевым, был он ничем не примечательным. Обыкновенная плантация клубники, длиннющие борозды картошки, старенькая тепличка, покрытая пленкой с помидорками-огуречками. Новые хозяева посмотрели на все это и принялись за перепланировку участка. Прочитали кучу книг и журналов по приусадебному хозяйству, ландшафтной науке... Клубнику выкопали, теплицу разобрали. И начали всё сначала. Еще задолго до появления огорода супруги мечтали о том, как посадят на своем участке пепельно-белые розы. И мечту они свою исполнили в первый же год. Только... розы распустились неожиданно темно-бордовые. – Разведение роз мое самое любимое хобби, – улыбнулась Светлана, глядя на распустившуюся нежно-розовую розочку, – нам, кстати, однажды под видом розового куста шиповник продали, всякое было. Полив, прополка, да даже «нападение» тли – все это «цветочки» по сравнению с зимовкой роз. Переукроешь лапником и снегом – сопреют, недоукроешь – замерзнут. Розы – дамы утонченные и чрезвычайно капризные, но все это ерунда по сравнению с главным врагом роз – человеком. В прошлом году кто-то выкопал на участке Журавлевых более десяти видов роз! И шикарный розарий, благоухавший перед домом, ласкавший взгляд яркими красками, пришлось восстанавливать заново. Но это не беда, были бы руки и желание, а этого добра у семьи Журавлевых воз и маленькая тележка. Да и как бы иначе появился на их участке... пруд, в котором живет самый настоящий уж. Раньше в нем обитали карасики, выловленные Сергеем в балыковском пруду, лягушки тоже жили, а потом приполз уж и стал единоличным хозяином пруда. И я его очень даже понимаю: всякой твари приятно жить в оазисе красоты. Глядя на вьющиеся бересклеты, нежные цветы хосты, бадана, дельфиниумов, забываешь, что ты в Балыкове. Да вообще обо всем забываешь и просто наслаждаешься рукотворной красотой. – Ой, а это что? – не сразу разглядела я примостившуюся на камушке в пруду фигурку, – неужели цапля. Серая, вся из себя такая важно стоящая на одной ноге, напыщенная, не смотри, что пластмассовая. Стоит себе около бетонного вазона и стоит. – Это не просто вазон – это подарок. Подруга привезла к нам на огород, – рассказала Светлана. – А ей эту «вазу» сынок подарил. Нашел где-то, решил маме приятное сделать. Теперь же всем хорошо: и маме, и нам. Правда ведь, хорошо у пруда вписалась? Что правда, то правда. Без вазона этого пруд, пожалуй, не так бы романтично смотрелся, колорит не тот бы был. Рядом с прудиком Светлана разбила еще две шикарные клумбы: с многолетниками и однолетними – красота необыкновенная. Главное, вовремя поливать, подкармливать и рассаживать. Разрастаются цветы у Светы со страшной силой, а все потому, что весной хозяйка поливает их талой водой из пруда. Впрочем, совсем без грядок не обошлось, да и без теплиц тоже, но настолько сейчас все это интересно выглядит. Еще бы! Вы где-нибудь видели треугольные грядки? Это ноу-хау я первый раз увидела на участке Журавлевых. А все почему? – У нас земля песчаная. Поэтому делать грядки с высокими краями смысла нет – сил и воды для полива значительно больше потребуется, чем сейчас. Поэтому мы и разбили «треугольнички» с кабачками, укропом. В общем, что посадим, то и растет. А в середине этой красоты горка с ароматнейшей, нежнейшей и сладчайшей земклуникой – подарок Сергея Светлане: – Как-то листал книжку и увидел там такую горку. И решил сделать Светлане подарок-сюрприз. Жена приезжает – горка стоит. Она туда земклунику посадила. Ты не смотри, что она маленькой кажется, плодоносит, как хорошая грядка. Не альпийская, конечно, горка получилась, зато «цветет и плодоносит» все лето. Когда в семье мужчина «с руками» – сюрпризы для любимой сыпятся, как из рога изобилия. Совсем недавно Сергей сделал живописную беседку, шикарные лавки и стол, такие, чтобы все поместились: и жена, и сын с супругой, и маленькая внучка. А когда сидишь в беседке, стены которой уже увиты виноградными лозами, невольно переносишься в Крым... И не сразу замечаешь чугунки, горшочки, кастрюльки, расставленные на деревянных чурбачках около дома. У хорошей хозяйки ничего не пропадет. Вот и у Светы все идет в дело. Если готовить нельзя – значит, можно что-нибудь посадить. – Лучше всего для этого подходят однолетники – лобелия, она у меня сейчас в чугунке растет, бархотки, декоративная капуста. Я и многолетники сажала, но их надо на зиму обязательно пересаживать в землю. Иначе замерзнут. А я слушала и смотрела на дивные цветы, на треугольные грядки... Это же как надо любить землю, растения, чтобы дарить им столько сил: и физических, и душевных. – Знаешь, главное в растения частичку души вкладывать, тогда они будут расти, – сказал мне Сергей на прощание, – вон смотри, какие у Светули лилии выросли, а попозже еще белые, восковые распустятся, ты приходи посмотреть. Кстати. Семья Журавлевых посетовала на то, что никак на их участке не приживается можжевельник. Может быть, у кого-то из наших читателей есть опыт по его выращиванию? Ждем совета.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2458. Прокомментировать

Там, где картошка пахнет липой

22 июля 2009г., 01:28

Кто-то не мыслит жизнь без перманентного ремонта, кто-то строит дом, потом перестраивает и, когда все закончено, теряет к нему интерес. А есть любители копошиться в земле, которые даже зимой страдают, если нечего пересадить, подкормить и полить. Прямо как хозяйки небольшого участка в Балыкове. Скромные хозяюшки – Александра Михайловна Аверина и Любовь Петровна Бакулина – свой участок очень любят, как любят вкусно кушать его дары и запасаться на зиму, «консервируя» лето. Этот огород по праву знакомые и друзья семьи называют образцово-показательным. Но стараются хозяйки не для гостей, а для себя – без кусочка своей земли им жизнь не мила, и другого времяпрепровождения в свободные часы им не надо. Такой любви к земле можно только позавидовать. Менее чем на четырех сотках такое разнообразие культур! У хозяек нет ни травинки. Грядки ровными рядами идут поперек от средней тропки. Все идеально вымеренные, с одинаковой ширины тропками. Теплицы стоят вдоль, посередине, входом на восток и на запад, чтобы северные ветры не тревожили. Их две – в одной только помидоры в четыре ряда, в другой – перец и огурцы. Корней огурцов мало, но плодов каждый год много, даже приходится раздавать. В этом году перчик немного подзадержался, потому что весна не хотела приходить. Тем не менее, плодовитые астраханские семена родят и родят крупные, ароматные плоды. Оставшиеся между теплицами квадраты земли заняты под три корня цуккини. Картошку на этом огороде очень любят как культуру. Отводят ей солнечные квадраты, землю перекапывают с золой, сажают на 9 Мая. Поэтому, наверное, ботва вырастает по пояс высокому мужчине уже к июлю. А как картошка пахнет! Вы когда-нибудь принюхивались к аромату картофельных цветов? А здесь она пахнет, как нежная липа. Поскольку хозяева огорода работающие с понедельника по пятницу, то с колорадским жуком предпочли бороться радикальными методами. Слишком уж велик риск однажды приехать на любимый огородик и увидеть, что остались одни «корешки». Несколько лет назад хозяйки ради эксперимента впервые посадили свеклу «цилиндра» и, конечно, испытали легкий шок, когда свекла сама будто бы стала выталкивать себя из земли. До сих пор грядка с «цилиндрой» кажется очень непривычной. Зато свекла долго хранящаяся и очень-очень вкусная, по сравнению с традиционными кругленькими сортами. Рядом клубничное поле соседствует с земляничным, как обычно, каждый год, подвергающимся нападению личинок майского жука. Личинки выбирают самые молодые и сладкие кустики землянички и уничтожают порой до 5 кустов в сезон. Оставшиеся кустики заботливо пропалываются, удаляются сухие листики. Полянка с ягодками всегда нарядная, красными бочками манят ягодки. Их соседки – две войлочные вишни ростом с первоклашку. Они щедро обсыпаны цветками весной, а летом – ягодами. С каждого дерева хозяйки собрали по десять литров сладковатых, без кислинки алых ягод и сварили варенье и компот. Это удивительно плодовитое дерево напоминает японскую сакуру и более распространено на Дальнем Востоке. Но особую любовь на этом городе питают к помидорам. Нет лучше аромата, чем помидорной ботвы. Хозяйки на полном серьезе ведут споры, стоит ли оставлять пенечек при пасынковании или нет, рассадник ли он для бактерий или необходимость? В некоторые года на этом огороде вес отдельных помидор доходил до 1 кг. Предпочитают сорта, отличающиеся крупными, сладкими плодами с сочной, яркой мякотью. Конечно, любимцы – «бычье сердце», но с вариациями: «оранжевое сердце», «бычий лоб». Ароматные травы в этой семье занимают главное место на столе. Кинза, петрушка, любисток, мята, лимонник, базилик, укроп, исоп, эстрагон, душица всегда идут в дело. В цветнике, когда-то занимавшем маленький кусочек, теперь не только пионы да астры, а дельфиниум, ирисы, лилии, тюльпаны, очиток, нарциссы, пушкинии, ландыши, гойхера, разные хосты, шток-розы, кустовые розы, настурция, календула, львиный зев, скабиоза, эхинацея, хатьма (лантана), птицемлечник, подснежник, флитилярия шахматная. Несколько лет назад случилось то, что всегда сильно огорчает владельцев дачных участков и огородов. Обворовали. «Домик неизвестного архитектора» – туалет – и тот вскрыли. Зачем, спрашивается? С тех пор на двери домика постоянно висит табличка, информирующая всяк непрошенного гостя: нет здесь ни цветного металла, ни еды, ничего. Но основным средством против непрошенных гостей остается постоянное присутствие хозяев – в 2 смены. Первая – утром теплички открыть, вторая – вечером полить и закрыть. И так все лето. Зато как вкусно зимой варенье да лечо уплетать! Вот фирменный рецепт маринования на зиму огуречков от хозяюшек этого огорода. Рецепт – огурчики а-ля «Дядя Ваня». Рассол: на 1 литр воды 1ст.л. соли «Экстра», 3 ст.л. сахарного песка. На дно банки положить 2 лавровых листа, укроп (2 больших зонтика, колечко хрена (1,5 см), 3 листа вишни (или пучок петрушки), 3 шт. гвоздики, 9 шт. черного перца горошком, 3 шт. душистого перца, колечко красного стручкового перца, кусочек корицы. Уложить огурцы, залить рассолом, положить чеснок, добавить 1,5 ст.л. уксуса 70%. Укупорить банки, перевернуть вверх дном и укутать на сутки. Никакой магазинный мультифруктовый сок не сравнится с рецептом «живого» сока жимолости. Приготовить его очень просто. В чистую трехлитровую банку насыпается полбанки ягод, заливается горячим сиропом, приготовленным из расчета – 1 литр воды на 200 г сахара. Закатывается крышкой, переворачивается вверх дном и заворачивается в одеяло. Таким образом происходит процесс стерилизации. Зимой с удовольствием съедаются все ягоды и выпивается сок. А варенье из жимолости вот не такое вкусное, как компот!

Евгения Белогорская

Просмотров: 2486. Прокомментировать

«Собачий» юбилей

24 июля 2009г., 15:59
Найти человека под завалами или задержать очередного наркокурьера порой по силам лишь хорошо обученной собаке.
Иные даты российской истории отмечаются с размахом и шумом, другие – скромно и почти незаметно. И это понятно – цена юбилейным событиям разная. Однако и юбилеи, незамеченные «широкой общественностью», занимают достойное место в истории страны. Такой вот «незаметный юбилей» – 100-летие служебного собаководства России – отметили на прошлой неделе саровские кинологи. На торжественном собрании в управлении по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций командир саровских спасателей, полковник, Владимир Михайлович Болтов и директор Саровского центра профессиональной кинологии Александр Поклонцев вручали медали людям, которые внесли заметный вклад в развитие служебного собаководства Сарова. Для всех, для них это стало приятной, неожиданной, но вполне заслуженной наградой. Десятки лет отдала служебному собаководству бессменный руководитель клуба «Акбар» Ирина РОМАНОВА. Можно сказать, она была одним из «пионеров» служебного собаководства в Сарове. Через ее руки, через ее терпение и профессионализм прошло не одно поколение саровских собаководов. Сейчас она передала клуб «Акбар» в надежные руки своей дочери Светланы, но и сама остается в строю. И медаль «За возрождение служебного собаководства России» стала своеобразной оценкой ее бескорыстной работы и хорошим, весомым дополнением к той благодарности, которую испытывают в душе в адрес Ирины Владимировны многие и многие любители собак. Медаль «За возрождение…» получил и Сергей КУЗНЕЦОВ, спасатель-кинолог саровского управления ГО и ЧС. Сергей Леонидович – один из ведущих кинологов города. А сотруднице приемника для безнадзорных животных МУП КБУ Татьяне ПОКЛОНСКОЙ вручена медаль «100 лет служебного собаководства в России». Такую же медаль получил и предприниматель Валерий КОЧЕТКОВ, много сделавший для развития служебного собаководства в Сарове. Приятной неожиданностью стало и вручение медали «100 лет служебного собаководства в России» нашему коллеге – журналисту и основателю «Сарова» Александру ЛОМТЕВУ. Александру Алексеевичу в прошлом довелось и поработать в питомнике служебных собак саровской милиции, и быть инструктором в клубе собаководства, и самому вырастить и воспитать несколько замечательных служебных собак, с которыми он не раз занимал призовые места в различных соревнования и городского, и областного уровня. Вообще служебное собаководство едва ли ни с самого основания «объекта» было очень популярным среди горожан увлечением. Первые породистые собаки с родословной (в основном, восточно-европейские овчарки, боксер, доберман) появились в Сарове в 1968 году. И с тех пор количество пород неизмеримо выросло, а наши собаководы успешно выступают как на соревнованиях, так и на выставках далеко за пределами Сарова. Времена меняются, меняется служебное собаководство, но собака-розыскник, собака-минер, собака-спасатель и сегодня в большой цене. Без служебной собаки человек не может обойтись и в век супертехники и нанотехнологий. Найти человека под завалами или задержать очередного наркокурьера порой по силам лишь хорошо обученной собаке. Кстати, в нынешнем году исполнилось три года со дня создания Саровского центра профессиональной кинологии, на счету которого, кроме всего прочего, два проведенных в Сарове чемпионата России по служебному собаководству. В планах у саровских собаководов много интересных дел. Например, в нынешнем году, кроме летнего спортивного, «собачьего» лагеря Ирины Романовой (в этом году его возглавит дочь Ирины – Светлана Романова), который будет работать уже 36-й сезон, откроет в районе Нижнего Сатиса свой кинологический лагерь при поддержке управления ГО и ЧС Саровский центр профессиональной кинологии Александра Поклонцева. Довольно банальное «собака – друг человека» сегодня, в век техногенных катастроф, наркоагрессии и терроризма подкрепляется все более четким пониманием: «Друг, умелый помощник и верный бескорыстный союзник»…
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2576. Прокомментировать

Картошка без мундира

29 июля 2009г., 04:13

Из всего разнообразия растительной пищи самой вкусной и привлекательной для меня является, вне всяких моих сомнений, картошка. Не знаю, как бы я жил, не внедри на Руси этот продукт Петр Великий. Еще больше не знаю, как бы я выжил вообще – с младенчества моей основной едой была именно картошка. Не хватало сахара, мяса, рыбы, разных деликатесов, зато в картошке нужды не было. Изредка мама, накопив из крошечного заработка разнорабочей железнодорожной станции кое-какую сумму, отправлялась с двумя-тремя товарками в Пензу и привозила, как мне представлялось, целые мешки пищевого богатства: пшено, сахар, белый хлеб и – о чудо! – сыр, копчёную колбасу (конечно, самую дешёвую – конскую). Это был настоящий праздник для вечно голодного мальчишки. Даже новенькие рубашки или сандалии были для меня ничто по сравнению с этими заморскими гостинцами. Но продолжу о моей любимой картошке. Я убеждён в её целебных качествах. Ведь если бы не она, я не выжил бы. Я родился чрезвычайно хилым, маленьким, слабеньким. Роды проходили совсем не в роддоме, а в полевых условиях (к счастью, в часе езды на подводе от дома), не с акушеркой, а с подвернувшейся бабулькой. Весов, разумеется, не было и в помине, однако, по оценкам очевидцев и мамы, я весил не более 2,5 кг. Никто не верил, что я долго проживу. И спасла меня картошка, так как других лечащих, кормящих, восстанавливающих силы средств у мамы не было. Я не сделаю открытия, написав, что картошка способна не только эффективно наполнить желудок клетчаткой и крахмалом, но и вылечить бронхит, простуду, ожоги, ранки на теле, потерю волос и многое другое. Не забываемы впечатления разных лет, связанные с картошкой. В нашем с мамой крошечном домишке картошка хранилась, естественно, в подполье. Нередко мама, ссылаясь на недомогание, заставляла меня под угрозой остаться без ужина лезть в этот подпол за картошкой, в кромешную темноту (света у нас не было вовсе почти вплоть до моего совершеннолетия). Лишь когда я подрос, она призналась в том, что таким нехитрым способом пыталась делать во мне мужчину... Через дом от нашего располагался дом одного из моих товарищей детства, Николая Васина. Семья у них была большая, дел хватало всем. Частенько и мне приходилось копошиться у них по хозяйству вместе с тезкой. Но самым приятным делом было для меня приготовить чугунок картошки в канаве перед их домом. За чисткой, разжиганием костра, поиском дровишек, слежением за закипающим чугунком, неспешными мальчишечьими разговорами мгновенно пробегали полчаса-час, и наградой мне были три-четыре рассыпчатых безмерно вкусных картофелины, которые я, обжигаясь и постанывая от удовольствия, съедал с гораздо большим, чем дома, аппетитом. Первый студенческий сентябрь (1964 г.) Выезд «на картошку» в Пензенскую область. Коллективный обед всего отряда за столом на воздухе на краю деревеньки. Почему-то я немного припоздал к общему началу обеда. Посетив «домик» метрах в 40 от кухни и умывшись, я сел ко всем за стол, где звучала чья-то «спидола». Не привыкший к благам цивилизации, к городскому этикету и прочим «светскостям», я громко восхитился чистотой и громкостью звучащей из приемника музыки: «Это ж надо, даже в туалете всё отлично слышно!» Чьё-то едкое замечание о прекрасной акустике «домика» и моём отменном слухе вызвали дружный хохот всего застолья... Советские времена во ВНИИЭФ Уборка картошки в подшефном совхозе «Вперёд». Название, видимо, слишком пугало крестьян перспективой, и хозяйство умирало на глазах. Даже хорошие урожаи, даже хорошая погода и солнце не сильно увеличивали качество нашей уборки. Не прибавляло уважения у собирателей корнеплодов к своему труду и излишнее веселье. В обеденный перерыв каждому полагались пакет молока и батон – вполне хватало на «перекус» и без своих «закусей». Однако к этой «закуси» и термосам с «чаем» пеклись горы картошки, которой по окончании обеда подвыпившие уборщики лихо бросались друг в друга, в костры, в деревья. Такого неуважения к крестьянскому труду, к еде, к прекраснейшему продукту Природы и Земли я нигде больше не наблюдал. Нет, я не плакал, глядя на раздавленные и разбросанные, словно раненые на поле боя, картофелины. Не укорял коллег. Я молча съедал десяток обугленных несчастных картофелин с молоком и шел собирать дальше. И всё же Человека вообще нельзя обвинить во враждебном отношении к картофелю. Равнодушие, пренебрежение, презрение, наконец (вспомните популярную пословицу – «от крахмала только воротнички стоят»), у людей встречается часто. Нередко даже в одной семье отношение к этому продукту варьируется в весьма широких пределах (и моя семья не исключение, супруга, к примеру, терпит картошку только в супе да в салатах). Но злейший враг картофеля, с точки зрения людей, это наш заокеанский звёздно-полосатый дружок – колорадский жук. Большей напасти для культурных растений я лично не знаю. Где-то до 80-х годов прошлого века об этом нарядном обжоре на Руси и не слыхали. А сейчас... Если с жуком не бороться, то все самые прекрасные всходы картофеля даже на хорошей земле погибнут в весьма короткое время. Их не едят ни гусеницы, ни черви, ни птицы (кроме, кажется, экзотических для наших мест фазанов). Возникает ощущение, что жука завезли к нам диверсанты из Америки, чтобы россияне уморили себя без «второго хлеба» или от химии – «антижукотина» и пестицидов. Во второй половине 80-х наши заботливые правители предложили всем желающим любителям «второго хлеба» осваивать по две сотки на так называемых «полях дураков» – поймах, неудобицах, брошенных кусках наших бескрайних просторов. Взял и я тогда кусок целины, где года три не проходил ни плуг, ни трактор. За день вскопал (один, сын Денис тогда ещё не дорос до лопаты). На следующий день решил сажать. Надо было доставить на делянку три ведра семенной картошки и мешок подкормочной смеси (перегной плюс зола). Тогда я был обладателем мотоцикла «Минск». И вот спереди, на бензобаке, я устроил мешок с картошкой, сзади прицепил самодельную тележку с большим баком удобрения. И поехал. Того, что прохожие и водители обгонявших машин смотрели на меня и мою технику как на сервантесского Санчо Пансо на ишаке, оказалось мало. Где-то на полпути, ещё до КПП, у моей чудо–тележки отвалилось колесо (от детской коляски). Пришлось оставить на обочине дороги менее ценное – тележку с баком, отвести на место картошку, спрятать её в душистом бурьяне, вернуться к тележке (к ней никто даже не притронулся), кое-как доползти до гаража и только к обеду благополучно добраться до участка с привязанным сзади мешком с перегноем. К тележке позднее я приладил нормальные велосипедные колёса, и она служит мне на огороде в «Союзе» до сих пор. А теми двумя сотками я наелся за один лишь год – замучили жуки, удалённость, жара. Хотя картошка получилась и неплохой... В заключение не могу отказать себе в удовольствии поделиться некоторыми «тайнами мадридского двора» – тайнами того, как я пытаюсь извлекать максимальные удовольствия из потребления нашего «второго хлеба». Начну с предпочитаемого мной сорта. Это только так называемый «красный» картофель. К почвам в болотистой части «Союза» этот сорт подходит лучше всех других, неплохо хранится до лета и довольно вкусный и рассыпчатый. Если при уборке урожая мне вдруг попадаются (как и откуда – знают только насекомые и агрономы) белые корнеплоды, я их безжалостно... съедаю в первую очередь. На семена отбираю (уже с зимы, за 3-4 месяца до посадки) средний здоровый картофель. Хитростей при посадке и уходе особых не придумываю, лишь отмечу, что химией совсем не балуюсь, жуков чёртовых заокеанских буду собирать, пока хватит сил и жизни. Грядки картофельные у меня высокие, редкие и уважительно окучиваемые. Бесконечностью разнообразия картофельных блюд, как ни печально, похвастаться не могу. Любимое моё кушанье – картофельное пюре с тушёнкой, причём, последняя совсем не в преобладающем количестве. Легко готовится, легко кушается в объёме, ограничиваемом только партнёрами по столу и вместимостью желудка. Я уверен, что если бы моя любимая супруга не питала к этому блюду необъяснимое отвращение, я, наверное, давно бы перестал быть слишком худым и стройным. На втором месте у моего аппетита – картофель жареный. Я «насобачился» готовить этот деликатес ещё на первом курсе института, когда любовно, с душой, сотворял этот кулинарный шедевр для себя и сокамерников по общаге. Рецептов особых не изучал и не знаю. Лук, масло, соль, температура – всё определяется индивидуально и в меру. В конце жарки совсем не помешают зелень и яйца. Могут оказаться вполне уместными и селёдочка на столе, бутылочка и хороший собеседник. Номер три в моём меню – картофель «целышами». Чищу плоды предельно аккуратно, без «огранки», беру близкие по размеру. Варю по возможности на пару – то есть при минимуме воды под плотной крышкой. Не слишком долго, чтобы картофелины не превратились в труху, лучше с небольшой «сырцой» в центре. К этому блюду вполне сносно подходят и рыба, и птица, и холодец, и говядина, и... простая колбаса. Супруга, к примеру, в качестве гарнира к «целышам» довольствуется простой капустой и кусочком селёдки. На четвёртом и последнем месте (если картофельные приоритеты делить грубо) у меня — картошка «в мундире». Это самый быстрый и экономичный способ готовки. Только надо очень тщательно мыть плоды, чтобы сохранить возможность есть эти замечательные круглые штуковины вместе с «мундиром». С солью или без, с майонезом или со сметаной – дело вкуса и настроения. Для этого блюда больше всего годятся плоды покрупнее, так как всё полезное и выпестованное Природой остаётся под «мундиром». Мелкая же картошка в таком одеянии и качестве, скажем, в деревнях идёт только на корм свиньям...

Николай Анохин

Просмотров: 2288. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика