Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Хобби: Aрхив за февраль 2008 года

Конвертированное время

13 февраля 2008г., 16:05
Как все так получилось Длинный журнальный стол сплошь устилают конверты, конверты стопочками на диване и на стульях. Все это почтовое изобилие – всего две опустошенные полки из тех шести, на которых сегодня уживается коллекция Владимира Тимофеевского. Официальная точка отсчета – 2004 год. Именно тогда Тимофеевский начал конверты именно собирать. Вот только особое отношение к этой эпистолярной атрибутике возникло гораздо раньше. Наверное, еще в те далекие пионерские времена, когда письма – те самые, что сейчас уже скорее модное ретро – были единственным средством связи. - Писали мы по каждому поводу – когда уезжали к бабушкам-дедушкам, в летние лагеря, когда были студентами… Наверное, именно с тех лет и осталось ощущение, что конверт – это не просто хитро сложенный листочек бумаги с картинкой в углу, это – деталь времени, память, которую можно потрогать за уголок… - В детстве многие мои друзья занимались филателией, да еще и отец одного одноклассника – Геннадий Иванович Иванов – был известным в городе коллекционером-филателистом. Мы приходили в гости, он показывал нам альбомы… Мой первый конверт я Геннадию Ивановичу и подарил – он был посвящен тридцатилетию Байконура, со специальным гашением, выпущен в Казахстане. О коллекционировании речь тогда еще и не шла, вот и отдал, подумал – зачем он мне? А потом Геннадия Ивановича не стало, и тогда я в первый раз задумался – а может, как-то продолжить его дело?.. И вторым моим «первым» конвертом стал конверт, посвященный Борису Глебовичу Музрукову: в городе у нас тогда как раз проходило первое специальное гашение. Терминология Двигаться дальше без краткой лекции по теории филателистического дела становится трудновато. Что это, к примеру, за спецгашение, которое обычный конверт, пусть и с Байконура, делает таким уж необыкновенным? Спецгашение – это пропечатывание марки на конверте специально изготовленным по заказу Минсвязи штемпелем, который посвящен тому же событию, что и сама марка. Обычно происходит такое гашение строго в течение суток, иногда срок увеличивают до трех-пяти дней. - Особо ценится, если прямо в день гашения конверт отправляется по почте – тогда на нем появляется еще один штемпель с памятной датой. Вот этот конверт в день космонавтики мне отправил мой одноклассник из Калуги – родины Константина Циолковского, отца нашей космонавтики. А есть еще один вид гашения – гашение первого дня: специальный штемпель пропечатывает конверт в день выхода марки. Но две заветных печати на конверте – это еще не все. Очень ценится еще и наклейка со штрих-кодом: по правилам филателистов, коллекционный конверт должен быть отправлен заказным письмом. Ну, конечно, больше гарантии, что конверт попадет, как говорится, в собственные руки, но все же... Все же это – скорее уже традиция. Куда в таком деле без традиций? Копейки в бумажке Еще одна традиция – кристальная честность филателистов. Ведь в один и тот же день по всей стране проходит множество спецгашений, гашений первого дня – собрать все конверты и марки очень сложно. Но настоящий коллекционер не ищет легких путей, а… пишет письма. В разные города рассылает конверты – почтовым работникам или своим собратьям-филателистам – с просьбой эти конверты погасить. - Филателисты – очень честные люди. В былые времена в обычном конверте посылали и сто, и двести рублей, и сдачу всегда возвращали – вплоть до копеек, завернутых в бумажку. А сотрудники почты? Уж вроде бы и зарплата небольшая, и пишу – сдачи не надо, нет – все равно присылают, отчитываются за каждый рубль… История своими руками Найти в России конверт, посвященный какой-нибудь дате или человеку, вполне реально, а вот за границей это дело долгое и дорогое. Поэтому приходится делать экспонаты буквально своими руками. - Я высылаю за границу свои конверты, а потом в определенный день этот конверт мне отправляют обратно. Есть у меня конверты, посвященные 60-летию ВНИИЭФ и 300-летию Саровской пустыни, отправленные из разных стран. А французские мои отправители даже прибавили от себя поздравление к случаю – на французском, конечно. Пришлось обращаться к специалистам, переводить. Так что филателия – это еще и повод языки подучить. А с некоторых пор я начал понимать: пустой конверт – он как немой человек. И я стал вкладывать в конверты вырезки из газет и журналов, фотографии, распечатки Интернет-материалов, ксерокопии. И конверты заговорили. Хорошо живут в селе Хреновое Неисповедимы пути филателистических изысканий – вот так начнешь погоню за вполне обозримым экземпляром, а в итоге получаешь неожиданный подарок. - Заинтересовался лошадьми, стал читать о разных породах и узнал, что орловский рысак, например, к Орлу не имеет никакого отношения, что граф Орлов вывел эту породу в своем имении в Воронежской губернии. Впоследствии – это был Хреновский конезавод. Написал туда – вот так и появился у меня конверт с орловским рысаком и штемпелем села Хреновое. Я еще попросил в письме прислать какую-нибудь местную газету – узнать, как живется в селе с таким названием. Однако сотрудница почты вместо газеты прислала мне сопроводительное письмо, в котором рассказала, что живут они хорошо и весело. Тогда я понял: выражение «хреновая жизнь» – совсем не такое однозначное… Письма из прошлого века Коллекция Тимофеевского, если можно так сказать, демократичная. В гуще конвертов всегда найдется место родственнице – почтовой открытке. Тем более такой: слегка поседевшая от времени черно-белая картинка, чернильные строчки на обратной стороне полиняли, но еще можно разобрать, что послана карточка из Нижнего Новгорода в 1927 году. - Эту открытку отправил по дороге в Ульяновск мой двоюродный дед своей сестре – видите, что он здесь пишет: волнуется о своей семье и обещает выслать первый свой заработок. - А вот открытка, которую в марте 1917 прислал моей бабушке солдат, которого она лечила. Получается, открытке – 91 год. Счастья Юноне Ну, а как же автографы? - Нельзя сказать, что я к этому стремлюсь, – дипломатично формулирует Владимир Германович. Автограф, который он ценит, – не просто три буквы с завитушкой, а адрес, написанный знаменитой рукой. Как будто человек посылает письмо – есть в этом что-то необъяснимо обаятельное… «Письмо» Тимофеевскому уже послали Николай Караченцев, Павел Флоренский, Шолохов (внук знаменитого писателя). Внук Шолохова поставил только автограф, адрес за него надписал секретарь. Павел Флоренский сам оказался коллекционером конвертов. - Я хотел подарить кое-что, но он сказал, что признает только те конверты, которые прошли по почте. Так что свой подарок я ему переслал… А Николай Караченцев долго молчал над фотографией графа Резанова, вложенной в конверт, а потом надписал – «Счастья Юноне»… - Пора определяться с темой, – говорит Владимир Германович. Пора-то пора. Но не так это просто – раз и навсегда выбрать такое направление, которое можно будет пополнять, которое будет иметь внутренний смысл. Может быть – Новый год? Уж эта-то тема по определению не должна закончиться. Но пока он не знает. Пока он просто дожидается позднего вечера, когда все в квартире успокаивается и затихает, и можно в свое удовольствие разбирать отсканированные во всю ширину монитора лиловатые старинные строчки, удивляясь тому, как умели общаться наши пра-пра…
Елена Рябова

Просмотров: 3232. Комментарии (1)

Человек-магнит

20 февраля 2008г., 16:45
Десять лет назад в одной газете, как принято говорить – центральной, опубликовали статью о том, что в Калужской области в болоте найден танк. Бог знает, что это была за газета и сколько людей прочитали заметку про танк. Прочитали, сказали: «Ну, надо же» и газетку отложили. Саровчанин Наиль Ганеев тоже сказал: «Вот это да!» А потом собрался и в первые выходные поехал в сторону Калуги. Нет, танк он тогда так и не нашел. Зато нашел себе занятие – как говорится, хобби. - А еще я тогда нашел останки человеческие – кости, черепа, технику разную и написал письмо в местный горком комсомола: мол, как это так, захороните срочно погибших! И даже получил ответ. С тех пор и пошло. С тех пор он ездит и ездит по стране – в отпуск, праздники, выходные, как выпадает случай, как пройдет слух, а то и информация поконкретнее, что где-то что-то осталось в земле или в воде от тех времен, которые называются Великой Отечественной. А в Калужскую область, с которой все началось, Ганеев уже раз возвращался. - Работал я вместе с одним дедушкой, который родом из деревни Брусна, что в Калужской области. Так вот когда этот дедушка был пацаненком еще, в Брусне стояли немцы. Он еще вспоминал, как немецкий офицер, убегая, ему, мальчишке, наказывал – ты, мол, курочек давай расти дальше, я вернусь, поделим… А за деревней был бой: немецкие заградительные отряды стояли, а наши, как всегда, шли напролом. Так две братские могилы и положили – человек триста… И похоже, еще вернется Наиль в Калужскую область – может, и не раз. Все-таки слухи про танк не утихают – теперь, правда, говорят, что танк спрятался в одной калужской речке: байдарочники вечно рвут днища лодок обо что-то железное. - Вот я и хочу в мае-июне собраться – понырять, посмотреть. Если, конечно, другое место меня не соблазнит – хочется в Туапсе съездить, уж очень много информации про оборону Туапсе. Надо только найти попутчика в горы… А еще на примете у Ганеева парочка затонувших кораблей, что лежат на дне в районе Геленджика – Новороссийска. Свой прошлый летний отпуск Наиль Варисович уже пронырял… Хорошо плавать и неплохо нырять Ганеев умеет с детства – как-никак в Сочи родился. Метров на десять вглубь уйти – не проблема, а больше – вроде и не надо. Сначала рыбу бил, а потом подводная рыбалка плавненько превратилась в подводную охоту. Вообще, впечатление такое, что находки Ганеев притягивает, как магнит. Конечно, он ищет, но ведь ищут многие, а кому вот так – ни с того ни с сего судьба подбрасывает на дно моря… старинное шомпольное ружье? А Ганееву – пожалуйста: отдыхал в Сочи, пошел поплавать – получите… - Я сколько раз якоря находил. - Подняли, – мне кажется, что шутка моя не знает равных. - Один – почти подняли, – совершенно серьезно отвечает Ганеев. – Мы с другом привязали веревку к якорю, на воду – матрас надувной, можно еще – камеру от большого колеса. И вот один натягивает веревку сверху, а второй ныряет и старается якорь по дну передвинуть. Так мы этот якорь перетащили до берега, хотели на следующий день на машине приехать. Да только не успели – утащили наш якорь… А один раз я нашел варочный агрегат – килограммов этак на двести. Не особенная, конечно, древность – лет десять назад смыло с пирса… Но якоря, ружья и даже агрегаты – это больше случайности, подарки-сюрпризы. Чаще всего Ганеев свою удачу организует сам. Вот, к примеру, в прошлом году – прочитал мемуары участников боев под Новороссийском за освобождение Таманского полуострова, приехал – поговорил со старожилами, с мальчишками на пляже – где тут у вас затонувшие корабли лежат, атлас, опять же, приобрел. В итоге – обнырял вдоль и поперек эсминец «Шаумян» и канонерскую подлодку «Красная Грузия». И, конечно же, вынырнул не с пустыми руками: коллекцию Ганеева пополнила чудом сохранившаяся переговорная труба с затонувшего эсминца… Когда Наиля Ганеева спрашивают о размерах «нажитого непосильным трудом», он отвечает афористично: - Хватило на два музея. И это не фигурально – музей в лицее № 15 и музей в школе № 7 (который, кстати, торжественно открывается 22 февраля) сильно обязаны своим наполнением энтузиазму Ганеева. Более того – экспонаты он не просто находит, а восстанавливает. Вопрос, конечно, слегка спорный – насколько нуждаются, так сказать, осколки истории в «доработке». Но Наиль Варисович для себя все решил. - Находишь порой просто ржавое железо, а когда смакетируешь внешний вид – тогда понятно, что это ржавое железо когда-то было частью целой вещи. Я вот один раз нашел пулемет – так он в узел был свернут! Даже профессиональные поисковики до меня его бросали. А я когда его восстановил – получился нормальный экспонат. Продавать свои «железки» он не собирается, а того, что уже найдено, вполне бы хватило, чтобы удовлетворить самое пухлое самолюбие. - Ну, а все-таки – зачем вам это надо? - Да тянет, – задумчиво отвечает Наиль Варисович. – Тянет, так сказать, прикоснуться к истории, почувствовать ее, что ли. Вот беру я в руки эту переговорную трубу с эсминца и чувствую – только сейчас, секунду назад по ней капитан говорил с машинным отделением. Или плыву по затопленному кораблю, а в воображении – как будто только сейчас его торпедировали. А иначе скучно жить…
Елена Рябова

Просмотров: 1615. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика